Цветаева Марина Ивановна (1892 - 1941), поэт, прозаик.

     Родилась 26 сентября (8 октября н.с.) в Москве в высококультурной семье. Отец, Иван Владимирович, профессор Московского университета, известный филолог и искусствовед, стал в дальнейшем директором Румянцевского музея и основателем Музея изящных искусств (сейчас Государственный музей изобразительных искусств им. А.С.Пушкина). Мать происходила из обрусевшей польско-немецкой семьи, была талантливой пианисткой. Умерла в 1906, оставив двух дочерей на попечение отца.

     Детские годы Цветаевой прошли в Москве и на даче в Тарусе. Начав образование в Москве, она продолжила его в пансионах Лозанны и Флейбурга. В шестнадцать лет совершила самостоятельную поездку в Париж, чтобы прослушать в Сорбонне краткий курс истории старофранцузской литературы. Стихи начала писать с шести лет (не только по-русски, но и по-французски и по-немецки), печататься с шестнадцати, а два года спустя тайком от семьи выпустила сборник "Вечерний альбом", который заметили и одобрили такие взыскательные критики, как В.Брюсов, Н.Гумилев и М.Волошин. С первой встречи с Волошиным и беседы о поэзии началась их дружба, несмотря на значительную разницу в возрасте. Она много раз была в гостях у Волошина в Коктебеле. Сборники ее стихов следовали один за другим, неизменно привлекая внимание своей творческой самобытностью и оригинальностью. Она не примкнула ни к одному из литературных течений.

     В 1912 вышла замуж за Сергея Эфрона, который стал не только ее мужем, но и самым близким другом.

     Годы первой мировой войны, революции и гражданской войны были временем стремительного творческого роста Цветаевой. Она жила в Москве, много писала, но почти не публиковалась. Октябрьскую революцию она не приняла, видя в ней восстание "сатанинских сил". В литературном мире М.Цветаева по-прежнему держалась особняком.

     В мае 1922 ей с дочерью Ариадной разрешили уехать за границу - к мужу, который, пережив разгром Деникина, будучи белым офицером, теперь стал студентом Пражского университета. Сначала Цветаева с дочерью недолго живет в Берлине, затем три года в предместьях Праги, а в ноябре 1925 после рождения сына семья перебирается в Париж. Жизнь была эмигрантская, трудная, нищая. Жить в столицах было не по средствам, приходилось селиться в пригородах или ближайших деревнях.

     Творческая энергия Цветаевой, невзирая ни на что, не ослабевала: в 1923 в Берлине, в издательстве "Геликон", вышла книга "Ремесло", получившая высокую оценку критики. В 1924, в пражский период, пишет поэмы "Поэма Горы", "Поэма Конца". В 1926 заканчивает поэму "Крысолов", начатую еще в Чехии, работает над поэмами "С моря", "Поэма Лестницы", "Поэма Воздуха" и др.

     Поэма лестницы

     (фрагмент)

     Короткая ласка

      На лестнице тряской.

      Короткая краска

     

      Лица под замазкой.

      Короткая - сказка:

      Ни завтра, ни здравствуй.

     

      Короткая схватка

      На лестнице шаткой,

      На лестнице падкой.

     

      В доме, где по ночам не спят,

      Каждая лестница водопад -

     Большинство из созданного осталось неопубликованным: если поначалу русская эмиграция приняла Цветаеву как свою, то очень скоро ее независимость, ее бескомпромиссность, ее одержимость поэзией определяют ее полное одиночество. Она не принимает участия ни в каких поэтических или политических направлениях. Ей "некому прочесть, некого спросить, не с кем порадоваться", "одна всю жизнь, без книг, без читателей, без друзей...". Последний прижизненный сборник выходит в Париже в 1928 - "После России", включивший стихотворения, написанные в 1922 - 1925.

     К 1930-м годам Цветаевой казался ясным рубеж, отделивший ее от белой эмиграции: "Моя неудача в эмиграции - в том, что я не эмигрант, что я по духу, т.е. по воздуху и по размаху - там, туда, оттуда..." В 1939 она восстанавливает свое советское гражданство и вслед за мужем и дочерью возвращается на родину. Она мечтала, что вернется в Россию "желанным и жданным гостем". Но этого не случилось: муж и дочь были арестованы, сестра Анастасия была в лагере. Цветаева жила в Москве по-прежнему в одиночестве, кое-как перебиваясь переводами. Начавшаяся война, эвакуация забросили ее с сыном в Елабугу. Измученная, безработная и одинокая поэтесса 31 августа 1941 покончила с собой.

     Использованы материалы кн.: Русские писатели и поэты. Краткий биографический словарь. Москва, 2000. ****

     ЦВЕТАЕВА Марина Ивановна (26.09/8.10.1892-31.08.1941), русская поэтесса. Дочь основателя Музея изящных искусств, профессора-филолога И. В. Цветаева. В 1922-39 в эмиграции. Вернувшись на родину (в 1939), в эвакуации покончила жизнь самоубийством.

     В сборниках стихов "Вёрсты" (1921), "Ремесло" (1923), "После России 1922 — 1925" (1928) превалирует тема конфликта поэта с миром. Книга "Лебединый стон" (1917-20) — плач о гибнущей России, о трагедии Царской семьи и Белой гвардии — насыщена евангельскими образами. Цветаева свободно вводит сюжеты и образы из различных культурно-исторических слоев и эпох в свои стихи ("Царь-Девица", 1922, "Молодец", 1924, "Крысолов", 1925) и драмы ("Феникс", 1924, "Ариадна", 1927, "Федра", 1928).

     Серьезной вехой в развитии отечественной эссеистики стала проза Цветаевой: "Мой Пушкин" (1937), "Живое о живом" (1933, о М. А. Волошине), "Пленный дух" (1934, об А. Белом), "Эпос и лирика современной России" (1932), "Искусство при свете совести" (1931-33).

    

     ЦВЕТАЕВА Марина Ивановна (1892, Москва - 1941, г. Елабуга) - поэт. Род. в семье профессора Моск. ун-та, основателя Музея изящных искусств. Получила прекрасное образование в музыкальной школе, в католических пансионах в Лозанне и Фрейбурге, Моск. частной гимназии, прослушала в Сорбонне курс старофранцузской литры. Уже в шесть лет писала стихи по-русски, по-французски, по-немецки. В 1910 вышел в свет ее первый сб. "Вечерний альбом", на к-рый обратили внимание известные поэты В.Я. Брюсов и М.А. Волошин. Цветаева не приняла Октябрьскую рев., абсолютно ей чуждую. Несмотря на изданные при новой власти кн. "Версты" и "Царь-девица", в 1922 она, получив разрешение, вместе с дочерью выехала за границу, к мужу С.Я. Эфрону, бывшему офицеру белой армии.

     Стихотворение из книги "Версты":

     Ты запрокидываешь голову

      Затем, что ты гордец и враль.

      Какого спутника веселого

      Привел мне нынешний февраль!

     

      Преследуемы оборванцами

      И медленно пуская дым,

      Торжественными чужестранцами

      Проходим городом родным.

     

      Чьи руки бережные нежили

      Твои ресницы, красота,

      И по каким терновалежиям

      Лавровая тебя верста... -

     

      Не спрашиваю. Дух мой алчущий

      Переборол уже мечту.

      В тебе божественного мальчика, -

      Десятилетнего я чту.

     

      Помедлим у реки, полощущей

      Цветные бусы фонарей.

      Я доведу тебя до площади,

      Видавшей отроков-царей...

     

      Мальчишескую боль высвистывай,

      И сердце зажимай в горсти...

      Мой хладнокровный, мой неистовый

      Вольноотпущенник - прости!

     

      (18 февраля 1916)

     Жила в Праге, Берлине, Париже, много печаталась в эмигрантских журн., в 1928 вышел в свет ее последний прижизненный сборник "После России. 1922 - 1925". Обладая независимым характером, собственным взглядом на мир ("Я не хочу иметь точку зрения, я хочу иметь зрение"), не входя ни в какие группы, она не смогла ужиться и с эмиграцией. Ненависть к фашистам, оккупировавшим Чехию, начало второй мировой войны, бесконечная бедность привели ее к возвращению в СССР в 1939. На родине оказалась вновь одинока ("Не за кого держаться..."). Были арестованы ее сестра, дочь, муж. Отправленная в эвакуацию в г. Елабугу на Каме, Цветаева не могла получить работу даже посудомойки. Не выдержав нищеты, унижений, не видя смысла дальнейшего существования:

     Отказываюсь - быть.

      В Бедламе нелюдей

      Отказываюсь - жить.

      С волками площадей

      Отказываюсь - выть.

     Цветаева повесилась. Могила ее утеряна.

     Использованы материалы кн.: Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997 г.

     * * *

     И какое-то дерево облаком целым -

      - Сновиденный, на нас устремленный обвал...

      "Как цветная капуста под соусом белым!" -

      Улыбнувшись приятно, мой спутник сказал.

     

      Этим словом - куда громовее, чем громом

      Пораженная, прямо сраженная в грудь:

      - С мародером, с вором, но не дай с гастрономом,

      Боже, дело иметь, Боже, в сене уснуть!

     

      Мародер оберет - но лица не заденет,

      Живодер обдерет - но душа отлетит.

      Гастроном ковырнет - отщипнет - и оценит -

      И отставит, на дальше храня аппетит.

     

      Мои кольца - не я: вместе с пальцами скину!

      Моя кожа - не я: получай на фасон!

      Гастроному же - мозг подавай, сердцевину

      Сердца, трепет живья, истязания стон.

     

      Мародер отойдет, унося по карманам -

      Кольца, цепи - и крест с отдышавшей груди.

      Зубочисткой кончаются наши романы

      С гастрономами.

      Помни! И в руки - нейди!

     

      Ты, который так царственно мог бы - любимым

      Быть, бессмертно-зеленым (подобным плющу!) -

      Неким цветно-капустным пойдешь анонимом

      По устам: за цветущее дерево - мщу.

     

      (Апрель 1934 - июнь 1936 гг.)

      

     Мне нравится, что вы больны не мной.

      Мне нравится, что я больна не вами,

      Что никогда тяжелый шар земной

      Не уплывет под нашими ногами.

      Мне нравится, что можно быть смешной

      Распущенной - и не играть словами,

      И не краснеть удушливой волной,

      Слегка соприкоснувшись рукавами.

     Мне нравится еще, что вы при мне

      Спокойно обнимаете другую,

      Не прочите мне в адовом огне

      Гореть за то, что я не вас целую.

      Что имя нежное мое, мой нежный, не

      Упоминаете ни днем, ни ночью - всуе...

      Что никогда в церковной тишине

      Не пропоют над нами: аллилуйя!

     Спасибо вам и сердцем и рукой

      За то, что вы меня - не зная сами! -

      Так любите: за мой ночной покой,

      За редкость встреч закатными часами.

      За наши не-гулянья под луной,

      За солнце, не у нас над головами, -

      За то, что вы больны - увы! - не мной,

      За то, что я больна - увы! - не вами.

      **** Литература:

     Швейцер В.А. Быт и бытие Марины Цветаевой. М., 1992.