Javascript must be enabled in your browser to use this page.
Please enable Javascript under your Tools menu in your browser.
Once javascript is enabled Click here to go back to �нтеллектуальная Кобринщина

Орехово

В конце августа 1769 года в Варшаву, где в то время находился со своим отрядом бригадир Суворов, дошли сведения, что двое молодых Пулавских, сыновей одного из главных зачинщиков барской конфедерации, бродили со значительными отрядами по Литве, рассевая возмущение среди населения и вербуя себе сторонников. С целью воспрепятствовать дальнейшей их опасной деятельности, на помощь русским войскам, действующим в Литве, был направлен Суворов с двумя батальонами пехоты, эскадроном кавалерии, 50 казаками и двумя полевыми орудиями.

Форсированными маршами Суворов тотчас же двинулся к Бресту. Здесь сведения о близости отряда Пулавских полностью подтвердились. Не располагая сколько-нибудь достоверными данными о противнике, Суворов постановил предварительно встретиться с полковником Ренном, командиром действовавшего в этих местах русского отряда, уже до этого преследовавшего Пулавских, и в разных стычках захватившего в плен до 80 конфедератов.

Часть войск, имевшихся в распоряжении Суворова, была оставлена им для охраны Бреста, сам же он выступил в поход 31 августа с 36 драгунами, ротой гренадер, егерями и двумя лёгкими пушками. В общей сложности Суворов имел около 400 человек.

На рассвете 1 сентября Суворов встретил ротмистра Кастели с пятидесятью карабинерами и около тридцатью казаками, высланными в разведку Ренном, который с главными своими силами пошёл по другой дороге. Отряд Кастели Суворов присоединил к своим войскам, а затем направился к деревне Орехово, вблизи которой по имеющимся сведениям остановились конфедераты.

Деревня Орехово находится в глухой лесисто-болотистой местности неподалёку от Ореховского озера, в 22 верстах к югу от Малориты и в 70 верстах к юго-востоку от Бреста.

Около полудня Суворов настиг конфедератов, насчитывавших до 2000 человек и состоявших под командованием обоих Пулавских, Оржевского, Мальчевского и др.  Они расположились на небольшой лесной поляне в 4 верстах от Орехово в урочище Крывна, окружённом болотами и лесами. Перед польской позицией тянулось обширное болото шириною более версты. Путь к лесу через болото пролегал по трём мостам из брёвен и фашины, которые находились под обстрелом неприятельских пушек.

Совершенно неожиданно для конфедератов на этой поляне атаковал их Суворов. Под огнём неприятеля русские гренадёры бросились на мост, поддерживаемые егерями, которые, развернувшись вправо и влево, открыли сильный ружейный огонь. Во главе 50 драгун Суворов устремился на неприятельскую батарею. Опасаясь потерять орудия, поляки поспешно сняли их с позиции и увезли в тыл. После этого они четыре раза предпринимали кавалерийские атаки на русскую линию фронта, каждый раз бросая в бой свежие силы. Однако все их атаки были отбиты картечью и сильным ружейным огнём, в результате чего они понесли большие потери. При отступлении после неудачных атак отряд Кастели преследовал их, нещадно рубя бегущих. При этом был убит Франц Пулавский, выдающийся деятель конфедерации, гибель которого оплакивали не только поляки, но сожалели русские.

Отходя к Орехову, конфедераты имели намерение задержаться на юго-восточной окраине деревни в урочище Бруски. Тогда с целью ускорения разгрома противника, что было необходимо также ввиду приближения ночи, Суворов велел гранатами поджечь деревню в тылу новой польской позиции. Этот пожар вызвал сильное замешательство в рядах поляков, вконец обескураженных и павших духом после безуспешных атак. В это время русская пехота стремительно бросилась в штыки, гоня противника через горевшую деревню. По пятам за отступающими устремилась русская конница, преследуя их несколько вёрст. Чтобы ещё более устрашить противника русская пехота по приказанию Суворова открыла в лесу оживлённую пальбу. Отступавшие были до того деморализованы, что лишь один раз пытались было во время отступления оказать сопротивление, начав выстраиваться в линию, но так и не осуществив этого, повернули назад.

В своём рапорте Суворов писал об этом значительном этапе боя: «Я гнался ещё за ними с человеками десятью кавалеристов с полмили, встретил Пулавских на поле, где было они опять построились, при мне поворотили вправо, уповаю к Хелму, и ушли. В сражении, понеже людей у меня мало, не велел никому давать пардону».  Несколько далее в том же рапорте было добавлено: «Сегоднящняя победа среди бела дня весьма хороша».

Тогда как с нашей стороны потери были незначительны – всего 5 человек  убитыми и 11 ранеными – противник потерял до 200 человек. Сверх того, были захвачены в плен один майор, два ротмистра и до сорока солдат.

После отдыха в погоню за отступающими в сторону Влодавы конфедератами поспешил Суворов. Однако на этот раз его опередил отряд полковника Ренна, который, по словам Суворова, «встретил и ещё разбил, отнял всю артиллерию, три пушки и довольно обозов. Здесь они почти столько же людей потеряли, сколько под Ореховым. Моей команды мало, я иду в Бресц для преследования рассеянных и отдохновения».

6 сентября отряд Суворова возвратился в Брест и простоял здесь до 14 сентября, после чего выступил в Люблин, где находилась постоянная штаб-квартира Суворова.

Генерал-поручиком Веймарном, непосредственным начальником Суворова, в рапорте на имя Военной коллегии была дана следующая оценка Ореховской победы: «Имевшее им при деревне Ореховой с возмутителями партии Пулавских дело, не токмо главнейшее и единственное состоит причиною, выжития сего неприятеля из всей Литвы, но еще и безсомненным служит поводом разбитию полковником Ренном, оных же возмутителей партий Пулавских под местечком Влодавою».

За Орехово Суворов был награждён орденом Георгия 3-й степени.

От урочища Крывна, где разыгрался бой, дорога на Орехово поворачивает под прямым углом, идёт шагов 400 по болоту и выходит на поляну, называемую «Зжурки» Здесь в начаде нынешнего столетия местное население указывало могилу конфедератов шагах в 120 от дороги. Тут же местные жители находили деньги, оружие и человеческие кости.