Javascript must be enabled in your browser to use this page.
Please enable Javascript under your Tools menu in your browser.
Once javascript is enabled Click here to go back to �нтеллектуальная Кобринщина

Сочинения на тему Про книги

  1. Книга - наш друг и советчик
  2. "Книга для каждого освещает наше личное движение к истине" М.Пришвин
  3. Книга в моей жизни
  4. О роли литературы (личное мнение)
  5. «Спасибо Вам за науку!» (Письмо Геннадию Николаевичу Машкину)
  6. Незабываемая книга (По рассказу В.Г. Распутина «Уроки французского»)
  7. Письмо другу (По сказке Т. Андрейко «Зеленая горошина»)
  8. Реформа Азбуки
  9. Мой друг – учебник
  10. Книга — лучший друг человека
  11. Книга – сокровищница достижений человечества
  12. Древнерусские рукописи и старопечатные книги
  13. Я люблю читать (сочинение-рассуждение)
  14. Всякая книга наш друг и советчик
  15. Канадские писатели (книги о природе)

 

Книга — наш друг и советчик

Мы ходим в школу, учимся читать и писать, начинаем “дружить” с книгами. Что может быть занимательнее, чем чтение хорошей книги? Читая, попадаешь в таинственный и волшебный мир, переносишься в далекое прошлое или будущее.

Наша учительница говорит, что книги отвечают на многие наши вопросы, заставляют думать и сопереживать героям. Я очень люблю читать книги современных авторов: Астафьева, Носова, Драгунского и других. Они рассказывают о наших сверстниках, показывают, как поступают ребята в той или иной ситуации, какие проблемы встают перед ними. С помощью этих книг мы учимся на чужих ошибках, не совершая своих.

Книг много, они учат нас наукам, помогают ориентироваться в жизни. Я люблю читать книги, это помогает в учебе.

 

"Книга для каждого освещает наше личное движение к истине" М.Пришвин

Роман «Мастер и Маргарита» — самое мистическое произведение М. А. Булгакова. Но он, как ни странно, не воспринимается читателем как оторванная от реальности фантастика. Роман жизнеутверждающе, ведь в нём поднимаются вопросы, вечно волнующие человека: добро и зло, трусость и смелость, вера и неверие, проблема творчества и свободы,

истина и ложь, любовь и равнодушие, проблема власти, темы судьбы и личной ответственности. У Булгакова нет абсолютно положительных и полностью отрицательных героев. Даже Воланд не является воплощением

лишь зла: он помогает Маргарите вновь найти Мастера. Об этом говорит и эпиграф к роману: «Я часть той силы, что вечно хочет зла, и вечно совершает благо», и висящий на груди дьявола знак золотого жука, символизирующий зло, порождающее добро.

Таким образом Булгаков подводит читателя к выводу, что борьба между добром и злом, светом и тьмой окончится победой добра. Автор глубоко убеждён, что при любых обстоятельствах, даже самых тяжелых, человек должен оставаться человеком и стремиться к познанию истины через добро. Косвенно эту мысль подтверждает оценка Воланда: «Они люди как люди. Любят деньги, но ведь это всегда было… Ну, легкомысленны… Ну, что ж… и милосердие иногда стучится в их сердца…

Обыкновенные люди… в общем, напоминают прежних…». Неслучайны в романе Ершалаимские главы: не пересказывает Евангелия а, переосмысливая библейский сюжет, вносит с ним и вечные истины.

Через века сначала нашей эры и в тридцатые годы XX века, проносятся отдельные детали и фразы. Вечные символы природы: солнце, дождь, гроза, тучи, тьма, луна – присутствуют в описании Ершалаима в день казни Иешуа в последний день пребывания Воланда. Этим подчеркивается связь времён и вечная актуальность библейских истин, забвение их отражается на нравственном состоянии общества.

Мысль о сосуществовании в человеке добра и зла, духовного и бездуховного подтверждается автором не только противопоставлением отдельных героев, но и коллективным портретом толпы в день казни Иешуа в Ершалаиме и на представлении в варьете в Москве. Равнодушное любопытство сменяется ужасом, сочувствием.

В романе Булгакова каждый человек оказывается в ожидании страшного суда. В такой ситуации наиболее ярко проявляется истинная сущность героя: одни познают истинные ценности (Мастер, Маргарита, Иван Бездомный), другие, не имея веры и чести, катятся в пропасть (Берлиоз, Алладий Могарыч).

Неслучайно главным героем романа Мастера и Ершалаимских глав является Понтий Пилат. С этим образом в произведение вносится тема свободы и личной ответственности. «Двенадцать тысяч лун за одну луну» и века расплаты за духовную трусость, слабость. Власть не приносит человеку свободы. Могущественный Понтий Пилат повелевает жизнями людей, но свобода ему не ведома. Он раб своей карьеры. Иешуа, напротив, полностью свободен. У него нет, ничего из материальных благ, но есть свои представления о мире, своя совесть, и он сам хозяин своей судьбы.

Тема творчества у Булгакова неразрывно связана с темой свободы, движения к истине. Именно поэтому произведение Мастера заслужило бессмертие: «Рукописи не горят». Герою противопоставляется целая галерея писателей из МАССОЛИТа, которые ради собственного благополучия пишут в угоду власти. Этим людям неведомы честь, совесть, свобода. Их фамилии говорят сами за себя: Богохульский, Абабков, Павианов. Герой не желает отождествлять себя с этими людьми: «Не писатель, а мастер».

Неслучайно Мастер завершает свой роман словами: «Свободы! Свободы», «отпуская» своего героя. Эта фраза не соответствует первоначально задуманной, но ею подчеркивается главный смысл произведения, и без неё оно было бы незавершённым.

В Ершалаимских главах заложены понятия о непроходящих ценностях. Главная опора человека, его богатство и защита – вера в истину. У разных героев разные понятия о ней: у одних вера во всемогущество денег; вера в любовь – смысл жизни Маргариты; вера в доброту, вера в человека – главное, определяющее качество Иешуа. Человек подвергается наказанию, как Берлиоз, за неимение веры.

Потеря веры сказывается на духовном облике человека. Мастер потерял веру в свое творение, а вместе с ней потерял и желание жить.

Тема любовь у Булгакова гораздо шире, чем взаимоотношения мужчины и женщины, Мастера и Маргариты. Автор считает, что любовь – это обязательно уважение друг к другу, милосердие, поддержка, забота. Любовь к людям и веру в них проповедует Иешуа: «Все люди добрые».

Любовь несёт человеку свет, добро. По мнению Булгакова, каждый, в ком есть хоть частица человечности, достоин любви. Это подтверждает прощение Фриды и Понтия Пилата. Для Булгакова счастье заключалось в свободе, творчестве, любви, вере в истину добра и справедливости. Созданный писателем художественный мир сочетает в себе убедительную реальность и фантастику, быт и глубокую философию жизни.

Силами, способными спасти мир, избавить его от серости и застоя, Булгаков считал любовь, добро, справедливость, честь, творчество.

«Книга для каждого освещает наше личное отношение к истине», — хочется сказать о романе Булгакова словами М.

Пришвина. И это так.

 

Книга в моей жизни

Настоящая литература является высоким искусством. В ней собраны накопленные многими поколениями людей нравственные, эстетические, философские, социальные ценности. Но литературные произведения не только выражают общественное сознание, но и формируют его. Художественное слово обладает огромной силой воздействия на человека, оно воспитывает, призывает, будит чувства, заставляет мыслить. Каждый человек испытал на себе это воздействие и в той или иной степени оказался связан с литературой. Для меня таким произведением стал роман Ю. Домбровского “Факультет ненужных вещей”.

Ю. Домбровский прошел все круги сталинского ада, он поистине “посетил сей мир в его минуты роковые”. “Всеблагие” следователи не отличались ни мудростью, ни какой-то сверхъестественной хитростью, и все-таки именно они были творцами сталинской истории. Автор всматривается в них то с горькой насмешкой, то с брезгливым презрением, но всегда проницательно и глубоко.

Говоря о замысле своей книги, Ю. Домбровский часто повторял: “Я решил ничего не выдумывать, я решил описать то, что знаю лучше всех… Я решил описать свою жизнь”.

Конечно, “Факультет ненужных вещей” — это роман в самом классическом смысле этого понятая, но все-таки подлинность собственного опыта придает ему особый лиризм. Это книга, написанная уцелевшим свидетелем трагедии тридцать седьмого года. Особое обаяние ее в невероятном, но естественном переплетении образов жизни и антижизни: мертвящая канцелярия и горная река, обдающая бодрящей водяной пылью, мрак тюрьмы и летнее южное море, женщина-смерть (следователь) и женщина-жизнь (воспоминания о любимой).

И главное проявление жизни и света перед наступающим мраком — мысль. Героев романа интересно слушать, даже если мы с ними и не согласны, даже если и сам автор порой вольно толкует слова известных мыслителей и поэтов. Герои рассуждают охотно, много, заразительно. Мы от этого отвыкли. Но это было естественным свойством великой русской классической литературы, и это дает очаровательное чувство возвращения в родной дом.

Чем опаснее становится думать, тем напряженнее размышляет главный герой романа Зыбин. При всех человеческих слабостях Зыбин — это культура, мысль, это память, это дух России, Мысль сама по себе — источник милосердая. Тирания Сталина сужала, коверкала, уничтожала мысль не потому, что она правильная или неправильная, а потому, что мысль — величайшее препятствие расчеловечиванию человека. Зыбин мыслит, следовательно, борется с тиранией, и потому он стал врагом машины уничтожения еще задолго до того, как она его в себя втянула. Право — часть культуры, которую человечество вырабатывало тысячелетиями. Когда Зыбин напоминает следовательнице, что она нарушает правовые нормы, та с легкостью необыкновенной отвечает ему: “Все это факультет ненужных вещей”. Там, где нарушено право, все превращается в факультет ненужных вещей: совесть, жалость, любовь, честный труд, традиции народа. Там, где право заменено зыбкой категорией классовой целесообразности, никто не чувствует себя в безопасности.

Вчерашний всесильный палач сегодня может стать жертвой. Что-то пошатнулось в карьере самоуверенного хама— следователя Неймана. Его еще не тронули, но он уже охвачен смертной тоской и страхом. За спиной ничего нет — кровавая пустота. Он уезжает за город и ночью у реки встречает крестьян, которые сидят у костра, готовят уху, разговаривают, угощают Неймана, не зная, да и не интересуясь, кто он такой. Сцена исполнена невероятной творческой силы и философской многозначительности. Вот жизнь, вот люди, вот вечность — под шум реки. Предчувствие истины чуть забрезжило в мутном сознании следователя, но, увы, кажется, для него это поздно.

Ю. Домбровский писал свой роман в то время, когда радостная, сумбурная, короткая, как полярное лето, эпоха Хрущева кончилась, Роман невозможно было напечатать. Но если он столько лет писал свою книгу с таким упорством, порой испытывая нужду, и при этом знал, что она не имеет ни единого шанса быть напечатанной, значит, он был уверен, что книга нужна всем нам, и он довел свою работу до конца. Нет и никогда не было значительного художника без этого всепобеждающего чувства внутренней правоты. У Ю. Домбровского всегда оно было. Читая роман, решая вместе с автором нравственно-философские и социальные проблемы, мы видим, что, несмотря на всю суровость и безжалостность описываемого и пережитого времени, у автора сохранилось главное — вера в добро и величие человека. Эту веру он передал и нам, своим читателям.

 

О роли литературы (личное мнение)

Книги — гибель.

М.Цветаева

У литературы не может быть практических задач; каждый раз, когда литературу пытались заставить служить какому-то делу, теряли самое главное.

Искусство для искусства.

Книга — учебник жизни? Никогда!

Цель литературного произведения не в том, что читатель научится жить или станет лучше; цель одна — эстетическое наслаждение. Можно возразить: книги облагораживают душу, разве это не цель? Нет, это побочный эффект.

Талант писателя, поэта — всегда от лукавого. И если есть Ад, если есть все-таки Геенна огненная — то всем причастным к Слову гореть там за самые сильные свои строки: по веку за каждого читателя, пережившего вслед за автором его экстаз вдохновения.

Божественное вдохновение? Да, божественное. Только бог не тот. Литература вся насквозь — язычество, и бог у нее языческий. Вдохновение — дьявольское наваждение. Цели? Какие цели? Упоение, неземное наслаждение — подлецы или тупицы те, кто требует от литературы чего-то еще!

Книги — гибель, это однозначно. Но моя жизнь — там, в том, что я читаю и пишу. Это совсем другой мир, и он ничем не связан с миром реальным. Моя реальность не здесь, а там. Для меня живые — призрачны, тени — живы. Порой мне кажется, что, если я умру, я этого не замечу или даже облегченно вздохну. Книги отняли у меня невероятно много, но дали гораздо больше, хотя и в другой плоскости.

Мне совсем ничего не нужно от этого мира: только письменный стол. книги, бумага и ручка. Я могу миллионы лет прожить, не видя никого, прожить в своих иллюзиях. Только покой...

Несчастны на этой планете лишь те, кто помнит, откуда сюда пришли. Единственный выход — научиться радоваться тем черточкам другого мира, которые можно найти здесь.

Для меня мост в другой мир — это литература. Я чувствую себя собой, только когда пишу или читаю. Литература — мост. Но под мостами, как известно, живет нечистая сила.

 

«Спасибо Вам за науку» (Письмо писателю Геннадию Николаевичу Машкину)

Здравствуйте, Геннадий Николаевич!

Пишет Вам ученица 8 «А» класса 4-й школы города Саянска. Прочитала Вашу повесть в рассказах «Бывальщины Афанасия Гвоздилина». Очень понравилось. Особенно «Еремин клад». Интересно, действительно ли в жизни Вы наблюдали такую ситуацию? Или Вам кто-то рассказал? Да, это страшно, когда родные дети отворачиваются от родителей. Кто дает им право так поступать? Где у них совесть? Что скажут о них соседи? Главный вопрос, который возникает в таких случаях, почему им не жалко стариков? Ведь Ерема их отец. Вот он перед нами худой, в застиранной гимнастерке, в ватных залатанных штанах и в валенках с трещинами. Ноги у него болели, волочились, тепла требовали. А сыновьям до него и дела нет. А чтоб задобрить сыновей и дочерей своих, заговор устроил с Афанасием. Понял, что без хитрости ему не прожить. Вот и стал обманывать на старости лет, «денежки считать».

Печально, что дети Еремы позарились на деньги. Сразу все для отца стали делать. И молоко несут, и хлеб, и лепешки. И даже дерутся, кому за отцом ухаживать. Все для отца, но ради денег, а не из любви и уважения. Как это, наверно, обидно, что своих детей приходится «покупать». Моему дедушке уже 90 лет. Он живет в Зиме один, бабушка умерла. Хожу к нему, а он радуется. Разговаривает, говорит, что по телевизору видел и тут же вспоминает свою молодость. Работал в войну, было много печального в жизни, но и веселиться успевал. Еще когда совсем мальчишкой был, лет четырнадцати, он решил сбежать из дома. «Дурь в голову ударила», — говорит. И с другом сели они на поезд, везущий груз. Поехали. Добрались до Черемхово и спать легли. Ночь была. Последний вагон, где они спали, отцепили. А поезд уехал. Утром они проснулись и видят вокзальное здание, где написано «Черемхово». Друг ему и говорит: «А почему мы снова в Черемхово?» А дед «догадался» и говорит: «Что ты думаешь, в России одно Черемхово? Это мы уже до другого доехали». А тем временем родители уже заявление написали в милицию. Мальчишек нашли. Дома попало, но зато впечатлений на всю жизнь.

Сейчас он уже старик и порой вредничает и ворчит, но его мнение мы уважаем и стараемся ему угодить, принести поесть то, что он любит, пенсию его получить в точное время. Ведь жить и ни с кем не общаться – это, наверное, тяжело.

После Вашего рассказа о судьбе деда Еремы я и на своего смотрю по-другому. Спасибо Вам за науку. Если сможете, приезжайте к нам в школу, в наш 8 «А». До свидания.

 

Незабываемая книга (По рассказу В.Г. Распутина «Уроки французского»)

Когда я на уроке прочитал рассказ Валентина Распутина «Уроки французского», мне захотелось поделиться впечатлениями с мамой, бабушкой и друзьями. Я поначалу очень огорчился, когда прочитал, как трудно жилось мальчику в городе, мне очень захотелось ему чем-то помочь. Поначалу мне казалось, что он не выдержит и вернется домой к маме. Но чем больше я узнавал характер героя, тем яснее становилось, что это необыкновенно целеустремленный мальчик, что ему нравится учиться и он обязательно выдержит все трудности. Мне понравилось в книге еще то, что мальчика всегда поддерживали добрые люди, например шофер дядя Ваня, который постоянно привозил ему из деревни посылки.

Я невольно сравнил себя с ним. Мы с ним чем-то похожи, хотя живем в разное время. В деревне, где я живу, тоже начальная школа, и я уже три года учусь в городе и приезжаю в деревню к деду и бабушке на каникулы. Очень скучаю по ним в городе. Хочется скорее увидеть своих друзей, сходить в лес с собаками и на рыбалку. Хочется помочь дедушке и бабушке по хозяйству, они уже старенькие.

Мне очень понравилась учительница французского Лидия Михайловна. И это очень грустно, что она навсегда уехала к себе на родину, на Кубань. Я хотел бы продолжить рассказ так: когда этот мальчик выучится и станет знаменитым ученым или писателем, он обязательно найдет Лидию Михайловну и за все ее отблагодарит.

Это рассказ о человеческой доброте, которая должна быть в каждом из нас. Я бы хотел, чтобы побольше было таких книг, которые учат любить свои корни, учат добру и справедливости.

 

ПИСЬМО ДРУГУ (По сказке Т. Андрейко «Зеленая горошина»)

Привет, друг!

Я просто не смог удержаться, чтобы не написать тебе письмо. Я прочитал такую классную книгу! Называется она «Зеленая горошина», автор Татьяна Андрейко. Эта книга — Эверест всего того, что я прочитал. Я обязательно перечитаю её еще раз! Она состоит из разных загадок, тайн, даже приключений.

Представь себе, что ты живешь… Где бы ты думал? В обычной коммунальной квартире! Скучно? Не торопись делать выводы! У тебя в комнате есть дверь, но не простая, а волшебная. За ней разные миры, которые ты даже не можешь себе представить! Ты можешь побывать на свадьбе настоящих горных колдунов или погулять по бескрайним лугам с земляникой. Там живет интересный человек – писатель, и ты можешь с ним пообщаться, но только если знаешь английский язык.

Никто и никогда не может угадать, какой мир встретится тебе за волшебной дверью.

Эта книга не только захватывающие приключения. Она заставила меня задуматься о многих вещах: как часто мы, поколение XXI века, забываем своих предков. Представь, что ты — листочек семейного древа. Тут нахлынул ветер времени и оторвал тебя от ветки. Ты начинаешь свое одинокое плавание в этом океане жизни, без помощи и поддержки, постепенно, без живительных соков, ты желтеешь и засыхаешь. Это очень похоже на жизнь человека, забывшего свой род, своих предков.

А наркомания?! Почему многие молодые люди, зная о страшных последствиях, все-таки употребляют эту гадость? Наркотики можно сравнить с мерзким и гадким червяком, поедающим разум человека, а когда этот паразит вырастает до гигантских размеров, человек умирает. Я вспоминаю мудрых римлян, которые говорили: «Quos vult perdere Juppiter, demental prius», что значит: «Кого Юпитер хочет погубить, того он прежде лишает разума».

Может, ты спросишь: «Почему же тогда книга называется «Зеленая горошина»? Для меня зеленая горошина — это талант, который есть в каждом человеке, и задача каждого из нас — найти и развить его в себе.

Я встречался с Татьяной Анрейко, автором этой повести. Слушай, она очень интересный человек! Жаль, ты не мог с ней увидеться. Я долго думал, как ей пришла идея написать целую повесть. Ведь надо так долго сидеть за письменным столом, ждать вдохновения. Поверь, я знаю эти муки, ведь я немного сочиняю стихи и сказки. А тут целая повесть! И знаешь, друг, эта книга открыла во мне самом такие «миры», которые я в себе еще не замечал. Когда при встрече Т. Андрейко сказала, что не хочет провести свою старость на скамейке у подъезда, а хочет радоваться жизни, как Марья Ивановна, героиня ее книги, я тоже подумал: я хочу быть не сутулым стариком, а веселым, умным, интересным, жизнерадостным человеком в окружении друзей и родных. Летом мы встретимся, и я обязательно привезу тебе эту книгу в подарок. Думаю, что ты у себя на Волге вряд ли найдешь книгу иркутской писательницы.

До встречи. Петя.

 

Реформа Азбуки

Уже в наше время, «перестройщики языка» попытались воспользоваться периодом относительного безвластия после ухода Ельцина с тем, чтобы провезти через Государственную Думу закон о поэтапном переходе с современного 33 буквенного алфавита на 24 буквенную латиницу, мол, для того, чтобы приблизиться к западной цивилизации. Подобное обрезание если бы и не привело к гибели русского языка, то вызвало бы такие искажения, что возрождение людьми истинной речи сделалось бы практически невозможным.

К счастью, благодаря энергичным действиям русских патриотов удалось отстоять право людей использовать родную речь. Испугавшись ответственности, «реформаторы» на время притаились. Однако теперь «перезтройщики языка» пытаются провезти менее радикальные «реформы», например отменить буквы Ё, Ъ, Я, Ю и другие. Интересно, что разумного смысла в таких «упрощениях» нет вообще. Использовать данные буковы в технических средствах несложно, однако, многие современные СМИ специально отказываются от использования отдельных букв при печати: Ё подменяется на Е, Ъ подменяется на « ` » апостроф, готовя тем самым почву для их отмены по причине, якобы, ненадобности. При этом умалчивается, что чтение и речь в результате «упрощения» только усложняются. Зачем заставлять людей одну и ту же букву произносить по разному в зависимости от «подразумеваемого» автором смысла. Очевидно, это внесет только больше непонимания среди людей, да и как объяснить детям почему одна и та же буква в одном случае произносится так, а в другом – иначе, если визуально каких-либо различий нет.

Подмена буков Я и Ю готовится тем, что в школах на уроках русского языка утверждают, что Я и Ю, мол, не самостоятельные звуки а сочетания: Я – (ЙА), Ю – (ЙУ) и т. п. Одновременно с подготовкой обрезания азбуки продолжается вытезнение из языка исконных слов и выражений с заменой их на «слова-паразиты». Изначально в традиционных языках слова имеют многослойный, множественный смысл, порождающий в сознании людей различные многоплановые образы и ассоциации. В «новом обществе» запада естественные, традиционные языки заменяются изкуззтвенными, зпециально создаваемыми, в которых «cлова», «очищены» от множества уходящих в глубь веков смыслов.

Разрыв слова и образа – изкусственно вызванная мутация, позволяющая манипулировать общественным сознанием, разрушать в Людях Созданность по Высшему Образу и Подобию. Сопоставьте по отношению к Cлову русскую традиционную культуру и западную. Вот Гоголь: «Обращаться с словом нужно честно. Оно есть высший подарок Бога человеку… Опасно шутить писателю со словом. “Слово” гнило да не исходит из уста ваших!». Какая же здесь «свобода слова», упор делается на ответственность. Что же мы видим в современном западном «обществе»? Вот “формула”, которую дал Андре Зид: «Чтобы иметь возможность звободно мызлить, надо иметь гарантию, что напизанное не будет иметь последствий». Таким образом на западе слово пытаются отделить от морали и культуры. С возникновением книгопечатания традиционный язык был потеснен получением информации через маззовую книгу.

Всего за 50 лет книгопечатания, к началу XVI века в Европе было издано 25-30 тыс. названий книг тиражом около 15 млн. экземпляров. Это был переломный момент. Не случайно говорят, что с момента изобретения типографской краски в ней поселилзя затана. Старые рукописные книги постепенно изымались из обращения, во вновь тиражируемых книгах у издателей появилась возможность дополнять ранее написанное, изправлять отдельные положения в зоответзтвии с требованиями политической или религиозной “элиты” своего времени. На маззовой книге зтала зтроитьзя и «новая школа». Главной задачей этой «школы» стало изкоpенение традиционных языков.

Во второй половине ХХ века произошел следующий перелом. По исследованиям лингвистов, проведенном в Торонто перед Второй мировой войной из всех слов, которые человек услышал в первые 20 лет своей жизни, каждое десятое слово он услышал от какого-то «центрального источника» – в церкви, школе, в армии. А девять слов из десяти услышал от кого-то в личном общении. Сегодня пропорция обратилась – 9 слов из 10 человек узнает из СМИ. «Язык» СМИ – это язык диктора, зачитывающего текст, переданный ему редактором, который переделал материал публициста в соответствии с замечаниями совета директоров. Это безличная «pитоpика», созданная целым конвейером наёмных сотрудников. Это односторонний поток слов, направленных на определённую группу людей с целью убедить ее в чем-нибудь. «Язык» диктора в «новом обществе» не имеет связи со здравым смыслом и с окружающим миром. Он несет замыслы, которые закладывают в него те, кто контролируют средства массовой ‘информации’. Люди, которые, сами того не замечая, начинают говорить на таком «языке», отрываются от здравого смысла и становятся «объектами манипуляции». Как создавался технократический «язык» запада? В науку, идеологию, а затем и в обыденный язык перешли в огромном количестве слова-«паразиты», «безличные», несвязанные с образами реальной жизни.

Они настолько не связаны в сознании людей с конкретной реальностью, что могут быть вставлены практически в любой контекст, сфера их использования исключительно широка (возьмите, например, слово прогресс). Они делятся и размножаются, не привлекая внимания – и пожирают старые слова. Они кажутся не связанными между собой, но это обманчивое впечатление. Они связаны, как поплавки рыболовной сети – связи и сети не видно, но она ловит, запутывает у незнающих Реальности представление о мире. Отрыв слова от образов и изначального смысла – губительный шаг по разрушению того упорядоченного, гармоничного Мира, в котором жили люди в древности. Начав произносить слова не осознавая их истинного смысла, а также не понимая огромной ответственности за сказанное, человек стал “жить” в разделенном «мире», и в “мире слов”-калек ему стало сложно на что-либо опереться. Внедрение в речь людей “слов”, корни которых не понимаемы людьми, стало средством разрушения национальных языков и средством автоматизации общества. Недаром наш языковед и собиратель сказок А. Н. Афанасьев подчеркивал значение корня в слове: «Забвение корня в сознании народном отнимает у образовавшихся от него слов их естественную основу, лишает их почвы, а без этого память уже бессильна удержать все обилие слово значений; вместе с тем связь отдельных представлений, державшаяся на родстве корней, становится недоступной». Когда русский человек слышит слово «наёмный убийца», оно поднимает в его сознании целые пласты древних смыслов, он опирается на эти слова в своем отношении к обозначаемым ими явлениям. Но если ему сказать «киллер», он воспримет лишь очень скудный, лишенный чувства и не пробуждающий ассоциаций смысл. И этот смысл он воспримет пассивно, безразлично.

Весьма показателен пример использования одного экспериментального метода в деле об убийстве. Метод состоял в том, что подозреваемому показывали на экране и произносили неупорядоченный набор слов, среди которых попадались слова, связанные с убийством. Эксперты измеряли скачок потенциала биотоков мозга (предполагалось, что если у человека эти слова вызывали аномально сильную эмоциональную реакцию, то, значит, он был связан с убийством). Подозреваемым был киргиз, хорошо говорящий на русском языке. Однако даже нормальной реакции на страшные слова он не обнаруживал. Но стоило произнести тот же самый набор слов, но на родном данному человеку киргизском языке, и приборы сразу зафиксировали сильную реакцию на слова, связанные с убийством. Методичная замена слов русского языка чуждыми, не вызывающими в сознании ассоциации и образы, словами-паразитами – часть обширной манипуляции общественным сознанием. Тургенев писал о русском языке: «во дни сомнений, в дня тягостных раздумий ты один мне поддержка и опора». Чтобы лишить человека этой поддержки и опоры, манипуляторы ходят если не отменить, то максимально испортить, исказить, растрепать русский язык. (План и Даллеса, 1948 г.). Характеристики слов-паразитов, которыми манипуляторы заполнили язык, сегодня хоpошо изучены. Так, эти «слова» вытесняют все богатство синонимов и сокращают огромное поле смыслов до одного «общего знаменателя». Он приобретает «размытую универсальность», обладая в то же вpемя очень малым содержанием. Объект или образ, котоpый выpажается этим «словом», очень трудно определить другими словами – взять хотя бы ‘слово’ «прогресс» или «общечеловеческие ценности».

Отмечено, что эти слова-паразиты не имеют исторических корней, непонятно, когда и где они появилизь, и что обозначали. Они быстро приобретают интернациональный характер. «Перестройки языка» хотят сокрушить все источники, свято сохраняющие древние смыслы слов. Особенным нападкам подвергается церковь. Недавно в США начали переходить на новый, «политически правильный» перевод Библии, из которой исключено упоминание о том, что Исус был распят иуддеями. Был, мол, pаспят, а кем и почему – якобы неважно. Да и само слово распятие заменяется на «прибивание к кресту». Чтобы не обидеть феминисток, изменено понятие Бог-отец на Бог-отец-мать.

Внесены и многие дpугие подобные «демокpатические» изменения. Весьма сходные процессы навязываются и в других странах. А ведь исконные слова, изымаемые из нашей речи, в отличии от «слов – паразитов», позволяют людям понять истинный смысл сказанного. Стоит только задуматься над произносимым, и людям открываются целые пласты полузабытых смыслов.

 

Мой друг – учебник

У каждого человека в жизни есть хотя бы один друг. Друг – это тот, кто никогда не оставит в беде, кто придёт на помощь даже тогда, когда другие отвернутся. Мы называем друга того, кто поможет полезным советом в трудную минуту и в трудный час, того, кого любим всем сердцем, того, кому доверяем.

 

У меня много друзей. Как хорошо! Если мне скучно или грустно, то друг меня обязательно развеселит. Мы очень часто вместе мечтаем и фантазируем. Мне было очень тяжело, если бы у меня не было друзей. Неважно, сколько их. Главное, чтоб они были настоящими друзьями.

Учебник – мой лучший друг с самого детства. Когда я был в первом классе, моим первым учебником был букварь. Но учебник – это не только друг, который учит меня жизни. Главное отличие учебника от простой книги – это объём новой информации, которую я получаю.

Сейчас я изучаю уже более серьёзные учебники, которые знакомят меня с алгеброй и геометрией, со строением человека, с историей развития нашей планеты, рассказывают о новых достижениях науки и техники. Все учебники дают мне знания, учат чему-либо. В последнее время меня очень заинтересовал учебник по общей информатике. В нём рассказывается об устройстве компьютера, о его возможностях и сферах применения. Я узнал много нового, интересного и полезного для себя из этого учебника. Я понял, что на компьютере можно не только играть в различные игры, но и превратить его в рабочее место бухгалтера, конструктора, художника, музыканта, мультипликатора. На компьютере можно прослушивать музыкальные произведения, смотреть видеофильмы. Например, с помощью компьютера, можно сочинять музыку и прослушивать, как Ваше сочинение исполнит, например, симфонический оркестр. Можно пользоваться услугами электронной почты, получить доступ к глобальной сети Internet, можно получать и отправлять факсы. Я был удивлён, когда узнал, что есть программа, с помощью которой можно использовать компьютер в режиме телефона-автоответчика. Раньше я об этом даже не догадывался.

Приобрести новые знания мне помогают и другие учебники. Я думаю, что учебник действительно является моим другом и советчиком. Учебник воспитывает меня, учит меня совершать только хорошие поступки, меняет в лучшую сторону мой характер. Он учит меня заглядывать в будущее и постигать законы жизни. Я думаю, что учебник – это величайшая ценность. Он помогает воспитать и ещё, будет воспитывать не одно поколение людей!

 

 

Книга — лучший друг человека

Встреча с хорошей книгой для меня один из самых радостных, лучезарных праздников. «Книга — лучший друг человека». Эти слова мы повторяем часто, но они не меркнут от времени. Напротив, они всегда волнуют, всегда звучат по-новому и ласкают слух, как извечно ласкает слух звон студеного родника или мягкий шелест весенней первой листвы. Время не старит хорошую книгу. Оно придает ей небывалую красоту. Есть книги, которые живут тысячи лет. Они свежи, как юность, чисты, как детство.

Гомер — величайший поэт древнего мира, доживая свое третье тысячелетие, весь сияет, по выражению поэта, блеском бессмертной молодости и неувядаемой силы, как и величайшие поэты нового времени — Шекспир, 400-летие которого отмечало все передовое человечество, и Толстой — явились в мир для вечности и будут жить вечно.

Вся жизнь человека — «труды мудрецов, искусств вдохновенных созданья, преданья, заветы минувших веков, грядущих времен упованья»…— вся история великих дерзаний мысли, неустанная борьба человека за свободу и прекрасное будущее, чудесные открытия в познании Вселенной ~- все вместила книга, это изумительное детище человека и созданное им для человека.

Едва научившись лепетать, младенец слушает сказку, историю ему читает мать, и дитя в живой поэтической фантазии уже улавливает прелесть добра и отвращается от зла. Подростка книга покоряет смелыми, отважными подвигами, юноша ищет в книге ответов на вечные вопросы о смысле жизни, зрелый человек умножает свой жизненный опыт, старец философски осмысливает минувшее.

Книга сопутствует человеку везде и всегда: вы встретите ее и в бедной хижине, и в богатых чертогах, и в скромной комнате рабочего. Старые, молодые, дети, одинокие, счастливые и несчастные — все нуждаются в книге, и она, как верный друг, и учит, и радует, и утешает, и побуждает к подвигу, к исканию истины, правды и красоты.

Книга всем нужна. Она завоевывает мир прочнее, чем великие победы прославленных полководцев. Александр Македонский в походах не расставался с книгой. Книга, как внезапный выстрел, заставляет вздрогнуть общество: в давнопрошедшие годы книга Джордано Бруно «О бесконечности, вселенной и мирах» потрясла мир и за это была сожжена мракобесами.

«Записки охотника» ясно показали русскому обществу весь позор крепостного права.

Горький вспоминает, как однажды на чердаке он читал рассказ Флобера «Простая душа». Книга захватила его, словно околдовала, как будто он сам пережил судьбу простой женщины. Он был еще подросток и не мог понять, в чем тайна этого волнения, и все читал, и все смотрел, листал и переворачивал страницы. И впервые понял чудесное свойство книги заставить читателя слиться в единую жизнь с ее героем.

В дни Великой Отечественной войны советские воины брали с собой в поход книгу II. Островского «Как закалялась сталь». А юношу Островского вдохновила на жизненный подвиг прекрасная книга Э. Войнич «Овод». Читатель! Ищи, люби и храни хорошую книгу. И она, как добрый друг, как лучший советчик и собеседник, отблагодарит тебя сторицей.

Она откроет тебе взлет человеческой мысли. Она укрепит твою веру в будущее, пробудит надежду, воспитает любовь к честности, к подвигу, к добру. Вез этого человек не защищен, он — сирота.

Никакие драгоценные вещи не украсят твоего жилища, если в нем не будет книги,— она, как светильник разума, освещает всю жизнь человека. Книга бесценная сокровищница, откуда человечество черпает мудрость, добродетель, мужество неодолимое, радость, твердость духа несокрушимую и презрение ко всякой ничтожной суете.

Любите книгу — это друг, который никому и никогда не изменял, но всегда указывал дорогу к справедливой и достойной жизни.

 

Книга – сокровищница достижений человечества

Если современный человек знает легенды и истории народов, которые давно исчезли, их законы, философию и науку, если произведения античных писателей дошли до потомков и стали началом, истоком европейских литератур, то произошло это только потому, что слово устное превратилось в Письменное Слово. Оно вырезало человеческую память и пронесло то, что память сохранила, сквозь время. Пожары и потопы, землетрясения и войны, извержения вулканов, которые поглотили города и цветущие провинции, смена формаций и религий, нашествие варваров, религиозный и политический фанатизм истребляли книгу. Но уничтожить ее не смогли. Значит, есть в книге то, что не дает ей погибнуть, появляется магическая сила слова, которая переживает тысячелетия.

Об этом задумывались и писали во все времена. Это и сейчас интересует и писателей, и читателей. Сократ был против записанного Слова, но никогда не дошли бы до нас мысли Сократа, если бы их не записали его ученики. «Лекарством от человеческой немощи» назвал писатель Иоанн Солсберийский много веков спустя книги.

За более чем две тысячи лет, прошедших со времен Сократа и Платона до наших дней, от рукописных свитков до напечатанных в типографии книг, менялось, конечно, и отношение к книге, понимание ее места в жизни, ее социальной, духовной, эстетической и философской роли. Оно и не могло быть одинаковым, например в Афинах во времена Платона, где, хотя и было много образованных людей, которые знали науке и искусстве, основной формой получения знаний было устное общение, и в эллинскую эпоху, книга стала необходимым источником получения знаний о мире, который расширился (проникновение греков далеко на Восток). Эта историческая потребность в книге и породила множество книг. Возникли непревзойденные центры науки и культуры – Александрийская и Пергамская библиотеки. Александрия стала научным и издательским центром, где книгу исследовали, изучали, откуда переписанные книги распространились по всему цивилизованному миру.

В Древнем Риме, например, во II-I века до н. э. книгособирание было распространенным увлечением, в самом Риме и других городах появилась множество библиотек (собственных и публичных), ведь во времена раннего средневековья христианство уничтожало античную литературу как «языческую». Но для писателей, живших в разные времена, книга всегда была мудростью человечества, летописью цивилизации, она увековечивала деяния людей, давала потомкам знания и художественный опыт предшествующих поколений.

Книги – корабли мысли, которые странствуют волнами времени и бережно несут свой драгоценный груз от поколения к поколению. (Ф. Бэкон)

Книги с давних времен и до сегодня дарят множество прекрасных впечатлений настоящим ценителям, но существуют люди, для которых книги – это только красивые переплеты, которые украшают жилище. Петрарка считал сбор книг «не ради их истинной ценности, а ради корысти» – опасным бедствием.

Книга – это неисчерпаемое богатство, она помогает наглядно представить себе живой мир людей, живших тысячу или две тысячи лет назад, мир очень далекий, но одновременно в чем-то и близкий нам духовно.

Книга – это сокровищница знаний, содержащей духовные достояния многих предыдущих поколений. В моей жизни книга всегда занимала важное место. Я помню впечатления раннего детства, когда я познакомился со своими первыми книгами – украинскими сказками – которые мне читала мама. Впоследствии, научившись читать, я открыл для себя увлекательный и удивительный мир, который дарят нам книги. Какие это прекрасные ощущения – развернув страницы, окунуться в мир, который создал писатель своим мастерством, следить за жизнью любимых персонажей, болея за них и почти сливаясь с ними.

Книги – морская глубина,

Кто в них окунется до дна,

Тот хоть и труд имел серьезный,

Дивный жемчуг выносит.Круг моих читательских интересов достаточно широк, но искренний отклик в моей душе имеют произведения украинских писателей. Поразил меня роман Панаса Мирного и Ивана Билыка «Разве ревут волы, когда ясли полны?», который заставил задуматься над судьбой человека и тем, что ее определяет: социальные условия или генная наследственность? Или человек сам формирует свой характер и создает собственную судьбу? Весьма неоднозначный образ нарисован авторами: Чипка, который из неутомимого искателя правды превратился в страшного преступника. После долгих размышлений я пришел к выводу, что мысли и поступки Чипки можно понять и объяснить, но нельзя оправдать, потому что никто не имеет права осуществлять таким образом «самосуд». Каждый должен сам отвечать за свои поступки и строить свою жизнь, и тогда не нужно будет искать себе оправдания.

Также привлекла меня повесть О. Кобылянской «Земля». Прочитав ее, становится понятно, что каждым человеком владеет некое чувство. У кого-то доминирует жажда денег, у кого-то – любовь, у кого-то – жестокость. Для крестьянина XIX века – время, которое описывает Ольга Кобылянская в повести – главным в жизни является земля. Все его существование – горькая и тяжелая работа, которая отнимала силу, молодость, здоровье, даже саму жизнь. Земля, в представлении крестьянина, была живым существом, в которой – вся его жизнь. Страшно становится, когда понимаешь, что так жили твои предки…

Одной из любимых моих писательниц является Леся Украинка. Причем поражает не только богатое наследие писательницы, но и ее жизнь. Писательница прожила короткую – 42 года – жизнь, и успела сделать многое, ее талант раскрылся во всех разновидностях литературного труда – поэзии, драматургии, прозе, литературной критике, фольклористике, переводах. Одновременно Леся Украинка была общественным деятелем, свой труд связывала с освободительным движением. Привлекает и сама фигура поэтессы как человеческая личность. Это был человек исключительной честности и принципиальности, правдивости и душевной красоты. Но больше всего поражает феномен человеческой стойкости: человек, который долго и тяжело болел, был прикован болезнью к кровати, не сдался, а создавал такие шедевры, как «Лесная песня», прожившие гораздо дольше, чем сама писательница, и которые продолжают поражать ее потомков.

И это неудивительно: свой цвет души излила Леся Украинка в «Лесной песне». Основной конфликт драмы подчинен борьбе за счастливую жизнь, за высокое в человеке, который бы мог «своей жизнью к себе равняться». Добро и зло, верность и предательство, поэтическое призвание и будни столкнулись в этой драме, которая призывает сохранить в сердце «то, что не умирает». «Лесная песня» заканчивается победным пением любви улыбкой счастья среди зимы. Прощальный монолог Мавки проникнут жизнеутверждающей мыслью о вечности бытия, бессмертной силе и преемственности духовных ценностей, красоте и величии человека.

И это прекрасно, что существуют писатели, которые своими замечательными произведениями заставляют человека задуматься о жизни и своем месте в ней, дарят пищу для ума и наслаждение для души.

 

Древнерусские рукописи и старопечатные книги

Исследователей-медиевистов, филологов и историком могут заинтересовать древнерусские рукописи и старопечатные книги, а также некоторые рукописи XVIII в., хранящиеся и Национальной библиотеке Хельсинкского университета и в небольшой библиотеке монастыря Валаамо («Новый Валаам»). Предлагаемая статья содержит краткий обзор этих сочинений. Предварительно мы в общих чертах охарактеризуем историю формирования славянского фонда в Библиотеке Хельсинкского университета. Университетская библиотека была основана и 1828 г. и явилась преемницей Университетской библиотеки II ‘Гурку (ранее называемом Або), учрежденной в 1640 г.

Ныдающееся значение для пополнения фондов Библиотеки (и Лбо) имела деятельность библиотекаря, затем профессора риторики Геника Портана (умер в 1804 г.), по существу основателя Национальной финской библиотеки. Впоследствии по декрету императора Александра I в 1820 г. Библиотека получила право получать 1 экземпляр каждой публикации, издававшейся в России. Пиблиотека очень сильно пострадала во время пожара в 1827 г. (из 40 тысяч томов сохранилось 800), но после него усиленно пополнялась старыми и новыми изданиями.

В 1828 г. в России был издан закон о цензуре, в котором говорилось, что «каждый цензурный комитет и цензор, помимо двух обязательных экземпляров книги для работы, должен иметь еще один, чтобы посылать ого в университетскую библиотеку» г. Гельсингфорса. Помимо этого было объявлено распоряжение по всем университетам, академиям и даже гимназиям, посылать дубликаты своих книг в Хельсинки. Российская императорская Академия наук приняла решение посылать в Хельсинкскую Библиотеку все ^вои публикации, а также передать часть своих коллекций книг, дубликаты которых она имела (тотчас же были получены 4 тысячи томов). Значительное число книг послали университеты Петербурга, Москвы, Харькова, Казани, Вильно, Гродно. Интересно отметить, что редчайшие экземпляры книг попали в Библиотеку из русских школ и гимназий. Так, произведения, датируемые XVII в., поступили от дирекции школ Черноморского округа, среди них, например «Зерцало богословия» Кирилла Транквиллиона, «Казанье Двое» Леонида Карповича, принадлежавшие Екатеринодарской гимназии, в которую они поступили от украинских казаков, переселенных на Северный Кавказ по приказу Екатерины II.

Наиболее крупным был так называемый «александровский вклад» (1823 г.), состоявший из обширной библиотеки великого князя Константина Павловича (на основе собрания библиофила И. А. Корфа, хранившегося ранее в Гатчинском дворце графа Г. Г. Орлова), а также из других собраний, перемещенных в Мраморный дворец. В составе того книжного фонда, который поступил из этого дворца, в Библиотеку Хельсинкского университета, как стало теперь известно, поступила ценнейшая библиотека М. В. Ломоносова (принадлежавшая ранее Г. Г. Орлову). Значительное число книг М. В. Ломоносова, как выяснила советская исследовательница Ю. П. Тимокина, содержит пометы и приписки великого русского ученого. В 1843 г. в новом здании Библиотеки был выделен особый фонд— «Русская библиотека при Александровском Университете», первым организатором и хранителем которого стал известный славист-филолог, впоследствии академик Я. К. Грот. Его начинания по расширению русского фонда продолжали преподаватели русского языка и литературы в Хельсинкском университете — С. Барановский, М. Акаандер, Ф.-А. Норквист, В. Семенов.

Для лучшей сохранности книг и удобного их размещения славянская секция Библиотеки в 1974 г. была переведена в новое помещение и в настоящее время насчитывает 300 000 томов русских книг и 20 000 томов польских, чешских и других славянских изданий. Среди них наилучшим образом представлены издания XIX в. Коллекции предшествующего и последующего периодов не совсем полные. Книг, датируемых до 1830 г., всего несколько сот, однако многие из них представляют собой весьма редкие издания. Фонды славянской секции длительное время пополнялись за счет целого ряда частных коллекций, полученных по завещанию и из институтских библиотек. В 1959 г. Библиотека получила в качестве вклада 13 000 томов, принадлежавших монастырю Валаам, расположенному в центре Финляндии. Число приобретений составляет в настоящее время около 5000 томов в год.Описан же рукописей (245 единиц), имеющихся в библиотеке монастыря Валаамо — «Новый Валаам» (г. Куопио) показывает, что это в псдавляющей своей части рукописи XVIII—XIX вв., есть рукописи начала XX в. К середине XVII в. относится одна рукопись «Книга о Зосиме и Савватии», 387 лл.). В пределах настоящей статьи могут быть отмочены следующие рукописи: «Духовные стихотворения Ломоносова».

 

Я люблю читать (сочинение-рассуждение)

Я очень люблю читать. Мне нравится переживать приключения каждого героя, переноситься во времени и пространстве. Всегда интересно сравнивать свои мысли с мнением автора, придумывать, как бы ты поступил на месте героя.

Первая книжка, которую я прочла сама, был сборник русских народных сказок. Волшебный мир, где живут Змеи-Горынычи, Василисы Прекрасные и Иваны-царевичи, где звери разговаривают, а в лесу можно увидеть лешего и наткнуться на избушку Бабы-Яги, не мог мне не понравиться.

И до сих пор я больше всего люблю сказки, все волшебное и необыкновенное. Лучшая же сказка, как мне кажется, это книга Льюиса Кэрролла «Алиса в Стране Чудес».

Кроме того, мне нравится знакомиться с людьми с помощью книг, перенимать жизненный опыт писателей, их знание людей, которые они вкладывают в свои произведения, видеть далекие времена и страны глазами тех, кто жил в ту эпоху. Ничто не способно заменить книгу: ни лучшая в мире театральная постановка, ни фильм талантливейшего режиссера.

Мое поколение не умеет читать. Естественно, я не имею в виду умение складывать буквы в слоги, а слоги — в слова. Нет, речь совсем о другом: мы не умеем получать удовольствие от книги, сопереживать героям, ценить талант писателя и его мастерство владения словом. Диск с голливудским боевиком или новой компьютерной игрой значит для любого одиннадцатиклассника гораздо больше, чем все собрание сочинений Достоевского, и исключений из этого правила, к сожалению, очень немного. Это относится не только к моему поколению: постепенно исчезать культура чтения начала уже давно.

Возможно, это происходит потому, что в последние десятилетия жизнь стала намного динамичнее и у людей не хватает времени на чтение. Кроме того, книге сложно соперничать с постоянно появляющимися новинками кино, возможностями Интернета, компьютерными играми. Постепенно классическая литература становится доступной относительно небольшому количеству людей, которые способны понять и оценить предлагаемые ею сокровища.

 

Всякая книга наш друг и советчик

Книги – это неиссякаемый источник знаний и эмоций. Каждая книга – это не просто отдельная история, нет, это целая вселенная. Вселенная со своими героями и историей. Уникальная, неповторимая.

Такие произведения, как «Мастер и Маргарита» Михаила Булгакова или «Фауст» Иоганна Гёте погружают нас в мир ангелов и демонов, договоров и споров за человеческие души. Эти произведения заставляют задуматься о ценности человеческой души.

«Ромео и Джульетта» Уильяма Шекспира и «Барышня-крестьянка» Александра Пушкина – это очень похожие произведения, пусть они и оканчиваются по-разному, но поднимают одну, очень важную тему, тему актуальную во все времена – первая любовь при запрете родителей.

«Мы в ответе за тех, кого приручили» – цитата из бессмертного произведения великого писателя Антуана де Сент-Экзюпери «Маленький принц». Все произведение заставляет задуматься о сострадании и милосердии по отношению ко всему живому.

Что же касается современной литературы, то Энн Райс с ее «Вампирскими хрониками» и Стефани Майер с ее «Сумрачной сагой» – для меня это не просто ныне до чертиков популярные рассказы о вампирах, для меня это те произведения, в которых авторы говорят, что каждый имеет право на любовь...

Также хочется отметить Маргит Сандему и ее серию «Люди льда», состоящую из сорока семи (!) книг, как ни странно, но каждая книга почти никак не пересекается с предыдущей (ну, кроме того, что во всех сорока семи книгах речь идет о женщинах, происходящих из одного рода). В этих книгах раскрываются многие проблемы, начиная от полового созревания шестнадцатилетней девушки и до дворцовых интриг старых вельмож.

Японский писатель Харуки Мураками и его книга «Страна чудес без тормозов и Конец света» – это вселенная контрастов, где сумбурная, быстрая и, можно сказать, лихорадочная «Страна чудес без тормозов» – это наша современная жизнь, а «Конец света» – это наш внутренний мир, который тихонько «загибается» под гнетом «Страны чудес...».

Но есть также книги-«пустышки» таких писательниц, как Донцова, Маринина и т.п.

Не знаю почему, но я также не нахожу смысла в произведениях (это не значит, что мне не нравится их читать) Стивена Кинга (кроме, как отличного «антизасыпина»), единственное, о чем заставляют задуматься подобные произведения, так это  психическом здоровье автора.

 

Канадские писатели (книги о природе)

Канада — страна, состоящая из двух разноязычных территорий — французской и английской. В данном разделе (эту часть учебного пособия нельзя назвать главой) автор не ставил перед собой задачу показать процесс развития канадской детской литературы, тем более что литература французской части Канады почти неизвестна русскому читателю. Однако нельзя исключить из процесса мировой детской литературы известных англоязычных канадских писателей, сыгравших большую роль в ее развитии и хорошо представленных в русских переводах. Это писатели — Э. Сетон-Томпсон, Серая Сова, Д. О. Кервуд, Ф. Моуэт, посвятившие свое творчество природе и людям, жизнь которых связана с природой. Независимо от места рождения и национальной принадлежности, эти писатели всей своей судьбой были связаны с Канадой. Д. Кервуд по происхождению американец, но жил в Канаде и писал о ней. Э. Сетон-Томпсон (по существу шотландец) подолгу жил то в США, то в Канаде, то в Англии. Книги их стали классикой и прочно вошли в круг детского чтения, многие выдержали не только проверку временем, но и по праву стали настольными у юного читателя и издаются большими тиражами, как, например, произведения Э. Сетона-Томпсона.

Эрнест Сетон-Томпсон родился в Англии, но рано Сетон-Томпсон переехал с родителями в Канаду, где и прожил большую часть своей жизни". С детских

лет он страстно любил природу и, рано научившись читать, сразу же увлекся не только художественной литературой, но и научными трудами о животных. Мы знаем Сетона-Томпсока и как талантливого писателя и художника, и как замечательного естествоиспытателя. Официально в Канаде он занимал должность государственного натуралиста.

Его книги о животных, написанные в конце прошлого и в начале нашего века,— «Жизнь гонимых», «Животные-герои», «Биография Гризли», «Мустанг — иноходец» и другие имели огромный успех у читателей, так же как и те его книги, где рассказывается не только о животных, но и о людях, живущих на природе, об охотниках, индейцах, о детях, играющих в индейцев и любовно изучающих родную природу. Это повести «Рольф в лесах», «Маленькие дикари» и другие. Произведения Сетона-Томпсона давно переведены на многие языки. У читателей они также снискали большую любовь; некоторые из них, особенно «Животные-герои», неоднократно издавались в нашей стране. Все книги Сетона-Томпсона выходят обычно с рисунками автора. Эти как будто беглые зарисовки на полях книги не только точно воспроизводят внешний вид зверя или птицы, но и прекрасно выражают их характер, повадки, а главное—любовное отношение к ним самого автора.

В автобиографии, которая называется «Моя жизнь» (1946), Сетон-Томпсон пишет об одной из своих первых книг «Дикие животные, как я их знаю»: «Нет сомнения, что эта книга положила начало новому, реалистическому направлению в литературе о животных. В ней впервые правдиво обрисовано поведение животных. До сих пор были известны только басни, сказки о животных и такие рассказы, где животные разговаривают и ведут себя, словно люди, переодетые в шкуры зверей».

Таким образом, Сетон-Томпсон сам формулирует ту огромную заслугу, какую он оказал мировой анималистической литературе.

До середины прошлого века существовало мнение, что животный мир и мир людей взаимно не связаны ни по происхождению, ни по ходу развития. В науке первым доказал это единство Дарвин, в литературе — Сетон-Томпсон. Но он не был бы выдающимся писателем, если бы рассказывал о животном мире только как естествоиспытатель. Все творчество его освещено большой любовью к природе. С большим мастерством проникает он в психологию своих четвероногих или пернатых героев и вызывает к ним неизменное сочувствие и трепетный интерес. Его взволнованный рассказ о разных зверях и птицах всегда полон не только нежности и поэзии, но и боли, так как драматическая коллизия в его произведениях обычно разрешается трагически. В борьбе со стихией, в схватке с более сильным врагом, а чаще от руки жестокого, алчного, темного человека его герой гибнет. И всякий раз читатель, разделяя горе и страдание автора, проникается ненавистью к виновникам этой гибели. Но такова и была задача Сетона-Томпсона — писателя: передать свою любовь к природе и преумножить борцов, которые, как и он, будут ненавидеть хищническое, жестокое отношение к природным богатствам и ко всему живому.

Последователями Сетона-Томпсона, шедшими, однако, своим индивидуальным путем, но разделявшими с ним основные принципиальные позиции, можно считать канадских писателей Джеймса Кервуда, Чарлза Робертса и канадского писателя-индейца, известного под именем Серая Сова, а также американцев Виля Джемса, Арчи Бинза, Элен Кей и других.

Джеймс Оливер Джеймс Кервуд родился в штате Мичиган, но почти всю свою жизнь прожил в Канаде. Он был страстным охотником и путеше- ственником, исходил бескрайние, нетронутые еще человеком Скалистые горы, покрытые лесами, бывал неоднократно на Аляске и вообще прекрасно знал канадский Север как натуралист, охотник и как писатель. Им написано более двадцати книг, однако его приключенческие романы, созданные под явным влиянием Джека Лондона, в особенности его произведений северного цикла, большого успеха не имели; в историю канадской литературы Джеймс Кервуд вошел как автор повестей о животных. Лучшие из них — «Казан» (1914) и «Гризли» (1917) —много раз выходили на русском языке, как и другие произведения Кервуда. В 1980 году обе повести были выпущены специально для детей. Повести носят в некотором роде характер исповеди: устами охотника Ленгдона автор признается, что слишком много в своей жизни бил зверя и хотел бы возместить этот урон книгами о животных. Этот путь от охотника до наблюдателя и писателя выражает и эволюцию взглядов самого Кервуда. В предисловии к «Казану» он пишет, что «на больших пространствах — в данном случае речь идет о Скалистых горах Северной Америки,— чтобы жить, приходится бить зверя», г. е. он признает необходимость охоты разумной, вынужденной и в общем-то увлекательной. Однако постепенно весь свой пафос он направляет с охоты на защиту зверя, и во введении к повести «Гризли» он уже точно излагает свое кредо: «… написанное мной, возможно, заставит и других почувствовать и понять, что больше всего охота захватывает не тогда, когда бьешь зверя, а когда оставляешь ему жизнь».

Повесть «Казан» рассказывает историю полусобаки-полуволка. Автор прекрасно знает повадки волка и собаки, и в своем герое, которого, судя по всему, ему пришлось встретить в реальной жизни, Он объединяет два начала — доброе и злое, порожденные не только самой природой, но, прежде всего, отношением к нему человека. С добрым, умным человеком Казан в самых дружеских отношениях, он ему предан и верен, так же предан и верен, как своей подруге, слепой волчице. А злой человек для него лютый враг. Стоило человеку один раз обмануть доверие Казана, и верх в нем берет хищник — волк.

С наибольшей убедительностью свою любовь к природе, к животным Кервуд показал в повести «Гризли». Это своего рода биографическая повесть. В ней шаг за шагом, со всеми подробностями описывается жизнь огромного серого медведя — гризли в диких Скалистых горах, жизнь, полная опасностей и неожиданных открытий, приятных встреч и жестоких схваток. Охотник Ленгдон долго выслеживает гризли, однако, когда ему, наконец, представляется случай застрелять его, он отказывается это сделать. Вот тут-то охотник, т. е. автор, и признается нам, «что больше всего охота захватывает не тогда, когда бьешь зверя, а когда оставляешь ему жизнь».

Поэтому, говоря о книгах Кервуда из жизни животных, мы отмечаем не только их высокие познавательные и художественные достоинства, но также и воспитательную роль, которая так важна в детской литературе.