Javascript must be enabled in your browser to use this page.
Please enable Javascript under your Tools menu in your browser.
Once javascript is enabled Click here to go back to �нтеллектуальная Кобринщина

1. Песни А. Галича как исторический источник

2. Рецензия на самостоятельно прочитанную книгу (А. Галич. "Взвращение")

 

Песни А. Галича как исторический источник

    Источником информации о прошлом может быть практически все: и осколок кувшина, и обглоданная кость, и надпись, высеченная на камне. Хранят в себе память о минувшем и песни. Важна и тема, на которую они написаны, и образы, созданные поэтом, и сам его язык.

    Тому, кого интересует недавнее прошлое нашей страны, очень много могут рассказать песни Александра Галича. Годы его жизни — 1918—1977. Он родился, когда Россия была охвачена пламенем гражданской войны, юношей пережил Великую Отечественную, хорошо помнил сталинское время, в годы “оттепели” стал известным драматургом и сценаристом, в период так называемого “застоя” эмигрировал из СССР. Он не понаслышке знал советскую историю и писал о ней — писал правду. Именно потому расходились по всей стране его песни на магнитофонных кассетах. Именно потому его ненавидели высокие начальники. Они сначала исключили его из Союза писателей, а потом изгнали из страны.

    Что же мы узнаём о русской истории XX века и о современной поэту советской действительности, когда слушаем песни Галича?

    Мы вспоминаем погибших солдат Великой Отечественной:

Где полегла в сорок третьем пехота,

Пехота, пехота,

Где полегла в сорок третьем пехота

Без толку, зазря,

Там по пороше гуляет охота...

Трубят егеря!

( “Ошибка”)

    Мы оказываемся в стране, где чуть не каждый второй — бывший узник:

Я подковой вмерз в санный след,

В лед, что я кайлом ковырял!

Ведь недаром я двадцать лет

Протрубил по тем лагерям.

(“Облака”)

        Но и послевоенная, послесталинская жизнь оказывается вовсе не веселой. Трудно поэту в мире, где личную жизнь граждан “разбирают” на собраниях (“А из зала мне кричат: “Давай подробности!”), касса взаимопомощи не дает человеку денег, потому что “каждый рупь — идет на стройку”, а на столе у палачей “икра и балычок”.

    В песнях Галича пьют водку, играют в домино, скандалят из-за жилплощади — ведут убогую и тусклую жизнь. И эти же люди получают какие-то почетные звания, выступают на собраниях, знают наизусть лозунги. Они окружены, задушены официальной ложью.

Время сеет ветры, мечет молнии,

Создает советы и комиссии,

Что ни день — фанфарное безмолвие

Славит многодумное безмыслие.

        Здесь завидуют и сплетничают:

И в кино я не ходил: “Ясно, немец!”

И на танцах не бывал: “Академик!”

И в палатке я купил чай и перец:

“Эко денег у него, эко денег!”

(“Баллада о стариках и старухах.

с которыми я вместе жил

и лечился в санатории

областного совета...”)

        Здесь подслушивают и пишут доносы:

...Я сижу, гитарой тренькаю.

Хохот, грохот, гогот, звон...

И сосед-стукач за стенкою

Прячет в стол магнитофон...

(“Желание славы”)

        Но сквозь “фанфарное безмолвие” прорывается голос, который говорит, выкрикивает правду. О себе самом, о своих единомышленниках, писавших “в стол”, публиковавшихся в “самиздате” и за границей, о них, рисковавших свободой, но сохранивших совесть и честь, пел Александр Галич:

Я выбираю Свободу, —

Но не из боя, а в бой,

Я выбираю Свободу

Быть просто самим собой.

(“Я выбираю Свободу”)

        И это тоже правда о недавней истории России: одни выбрали ложь и сытость, другие — внутреннюю свободу — и судьбу узников и изгнанников.

    Чтобы открыть книгу Галича, поставить в магнитофон его кассету, нужно мужество. Будет стыдно и горько. Ведь это не чужая, а наша история и наша боль. Чтобы излечиться, надо знать правду. “Спрашивайте, мальчики!” — призывал Александр Галич. И мы продолжаем спрашивать, читая его стихи и слушая песни.

 

 

 

Рецензия на самостоятельно прочитанную книгу (А. Галич. "Взвращение")

    Я на этой земле останусь...

    А. Галич   

    В книгу известного поэта, барда и драматурга Александра Аркадьевича Галича вошли стихи, автобиографическая проза “Генеральная репетиция”, а также песни: песни-реквиемы памяти О. Мандельштама и Б. Пастернака, знаменитые “Облака”, “Когда я вернусь” и другие. Вот уже несколько десятилетий звучат с магнитофонных пленок песни этого человека. Значит, его эстетические взгляды созвучны всем добрым и справедливым людям России.

    Книгу “Возвращение” открывает стихотворение “Песня об Отчем Доме ”:

Ты часто мне снишься, мой Отчий Дом,

Золотой мой недолгий век,

Но все то, что случится со мной потом,

Все отсюда берет разбег.

        Я знаю судьбу А. Галича, и для меня “Отчий Дом” — это образ родины, неподвластный влияниям темных сил. Но эти силы могут повлиять на судьбу “жильцов” этого Дома:   

Как ни странно мне было, мой Отчий Дом,

Когда некто с пустым лицом

Мне сказал, усмехнувшись, что в доме том

Я не сыном был, а жильцом.

    Автор, пользуясь развернутой метафорой, в четырех строках передает ощущение любящего свою родину человека, испытавшего несправедливость власти. Но лирический герой Галича ни в чем не винит Отчий Дом. Он верит в его святость. Он готов разделить с ним любую беду и прийти, если понадобится, вызволять его из огня. Вся поэзия Галича светится благородством отношения к вечным человеческим ценностям.

    Особенно хочу отметить песни-реквиемы памяти А. Ахматовой, О. Мандельштама и Б. Пастернака. В них с особой силой звучит голос Галича-гражданина. Он тонко чувствует трагедию этих людей, потому что они тоже пережили (каждый по-своему) разлуку с Отчим Домом.

    Трагедию Анны Ахматовой автор передает через образ девочки, которая вырастает и мужает для любви и счастья и гордой походкой идет сквозь жизненные испытания:   

На праздник и на плаху

Идет она, как ты!

По Пряжке, через Прагу —

Искать свои “Кресты”!

        Автор заканчивает реквием возвращением героини домой, где она никому не жалуется на свою судьбу: “И никому ни слова — где была...” А последние слова героини прямо обращены к Анне Ахматовой:

Но с мокрых пальцев облизнет чернила

И скажет, притулившись в уголке:

“Прости, но мне бумаги не хватило,

Я на твоем пишу черновике...”

        Мне даже кажется, что автор не столько стремится этой метафорой передать трагедию большого поэта, сколько утвердить непобедимость своих идеалов, неподвластных темным силам.

    В другой песне-реквиеме памяти О. Мандельштама автор использовал стихи самого Мандельштама, как бы предсказавшего свою суровую судьбу. У Мандельштама есть такие строки:

И только и света,

Что в звездной колючей неправде.

А жизнь промелькнет

Театрального капора пеной.

И некому молвить

Из табора улицы темной...

        Мандельштама и Галича роднит страстная любовь к музыке, поэтому, мне кажется, автор очень удачно и наверняка не случайно начал реквием с музыкального образа:   

Всю ночь за стеной ворковала гитара.

Сосед-прощелыга крутил юбилей.

И два понятых, словно два санитара,

Зевая, томились у черных дверей.

        Автор мастерски переплетает три сюжетных линии: первая — идет обыск в квартире Мандельштама; вторая — жизнь соседа-обывателя, справляющего свой юбилей, а за стеной во время обыска раздается музыка радиолы и блатарь-одессит распевает “Рамону”; третья — строки из приведенного стихотворения Мандельштама, вкрапленные в текст реквиема.