Javascript must be enabled in your browser to use this page.
Please enable Javascript under your Tools menu in your browser.
Once javascript is enabled Click here to go back to �нтеллектуальная Кобринщина

В чем я вижу сходство в размышлениях двух философов — А. Григорьева и В. Розанова

    Следовать за мыслями великого человека есть наука самая замечательная.

    А. С. Пушкин

       Действительно, нет пророков в своем Отечестве!

    И порой судьбы этих пророков, как и их мысли, бывают удивительно сходны. Говоря это, я имел в виду двух русских философоф — Аполлона Григорьева и Василия Розанова. Эти очень тонкие, если не сказать, великие мыслители, к сожалению, не были поняты современниками и, увы, почти забыты сейчас.

    И самое интересное в их творчестве то, что, сохраняя свою индивидуальность, эти художники сумели выразить почти одинаковое отношение к вещам.

    Например, оба писателя верят в безусловную необыкновенность русского народа — отсюда почвенничество Ап. Григорьева и В. Розанова: “Просмотришь на русского человека острым глазом... Посмотри он на тебя острым глазком...

    И все понятно.

    И не надо никаких слов.

    Вот чего нельзя с иностранцем”.

    Но В. Розанов, в отличие от Ап. Григорьева, увидел еще “оборотную сторону” русских: “Вот и я кончаю тем, что все русское начинают ненавидеть... Это заспанные лица, неметеные комнаты, немощеные улицы... Противно, противно” (уши Каренина?!).

    Ап. Григорьев говорит об иррациональности человеческой натуры: “Для меня нет опытов, я вечно впадаю в стихийные стремления”. В. Розанов так определяет стихийность: “Два ангела сидят у меня на плечах: ангел смерти и ангел слез. И их вечное пререкание — моя жизнь”.

    По сути то же, что Ап. Григорьев? Да, то же, но — глубже.

    Мысль о “суете сует” — мысль великой книги Экклезиаста — тоже находит свое отражение у философов. Она “возникает все явственнее и резче и неумолимой” перед Ап. Григорьевым; а В. Розанов говорит о суетности: “...я не выношу самого шума”.

    В вопросах отношения к Некрасову писатели расходятся, но совсем немного. Для Ап. Григорьева он — “хоть и великий человек” (ударение на “хоть”, оставляя “великого человека”), а для В. Розанова — “хоть и великий человек” (ударение уже на “великого человека”, оставляя “хоть”): “...У Н. Некрасова есть страниц десять стихов до того народных, как это не удавалось ни одному из наших поэтов и прозаиков”.

    Отношение же В. Розанова к другим “народным обличителям” гораздо категоричнее. Вот как он отозвался о М. Е. Салтыкове-Щедрине: “Как “матерой волк”, он наелся русской крови и сытый отвалился в могилу”. Ап. Григорьев указывает лишь на безверие писателей этого направления.

    Но в целом В. Розанов и Ап. Григорьев — это гении созерцания. И девизом их творчества могли бы стать слова Василия Васильевича Розанова: “Малую травку родить — труднее, чем каменный дом разрушить...”