Javascript must be enabled in your browser to use this page.
Please enable Javascript under your Tools menu in your browser.
Once javascript is enabled Click here to go back to �нтеллектуальная Кобринщина

Сочинения по произведениям Гашека Я.

Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны

  1. Швейк - характеристика литературного героя

 

Швейк - характеристика литературного героя

ШВЕЙК (чеш. Svejk) — герой романа Я.Гашека «Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны» (1921-1923) и нескольких более ранних его произведений — цикла рассказов 1911 г. (книжная публикация «Бравый солдат Швейк и другие рассказы», 1912), повести «Бравый солдат Швейк в плену», написанной в России (1917, издана в незавершенном виде: пребывание Ш. в плену не изображено). Решающее значение в возникновении образа Ш. имели антимилитаристские настроения Гашека, его резко оппозиционное отношение к австрийской монархии, а также знакомство писателя с молодым пражским ремесленником Йозефом Швейком (1892-1956), давшим некоторые черты и имя его герою. (Во время мировой войны Гашек встречался с ним и в России, где они оба оказались в плену, а затем в чехословацких добровольческих частях; некоторое время даже служили в одном полку). Ирония и юмор, лежащие в основе рассказов, заключаются в том, что за естественную и как бы само собой разумеющуюся норму молчаливо принимается нежелание чешских подданных служить в армии Австро-Венгерской империи, а читателю демонстрируется психическая аномалия — идиотское рвение наивного солдата «служить государю императору до последнего вздоха». При этом его усердие, граничащее с кретинизмом, все время оборачивается медвежьими услугами, смахивающими на провокацию. Попадая в невероятные переделки, удачливый герой остается жив и невредим и снова требует, чтобы его признавали годным к воинской службе. Он одержим «экзальтацией мученичества», как определил автор. Изображение доведенного до абсурда верноподданнического экстаза позволило Гашеку создать веселую гротесковую пародию на официальный идеал солдата. В романе, представляющем собой широкую комическую эпопею, похождения Ш., бесконечная вереница его столкновений с официальной машиной гнета и принуждения вписаны в широкую картину мировой войны. Образ Ш. получил дальнейшее развитие и обрел новые параметры. Усилено прежде всего ощущение двусмысленности его поведения, заставляющее читателя все время подозревать притворство. Психическая аномалия то и дело напоминает маску, своего рода спектакль. Ш. обладает необыкновенной способностью, особенно в общении с начальством, при полном послушании создавать профанирующие комические ситуации, причем остается неясным, возникают они из-за его придурковатости или хитрости. В образе заложен принцип комической мистификации, направленной отчасти и на читателя, который не может до конца угадать, где кончается наивность героя и начинается плутовство, где усердие, а где пародия и издевка под видом усердия. По глупости или по умыслу в день объявления войны Ш. появляется на пражских улицах в инвалидной коляске с воинственными возгласами? Случайно или намеренно переодевается в форму русского военнопленного и попадает в австрийский плен? Вольная или невольная провокация в поведении героя все время перевешивает. На грани наивности и подвоха удерживаются и бесконечные разглагольствования Ш., его комментарии к происходящему и рассказы «к слову» (их в романе более150), которые как бы вобрали в себя вульгарный опыт плебса, контрастирующий с приглаженной и чистой, во многом официальной картиной мира.

Столкновение и интерференция противоположных начал — один из главных источников комизма в романе. Поэтика смеховой игры, составляющая основу образа Ш. и романа в целом, дает возможность автору вовлекать читателя в стихию беспощадного и веселого развенчания милитаризма, полицейского режима, национального и социального гнета и прикрывающей их системы мифов, громких фраз и фетишей. Роман Гашека остался незавершенным. Автор намеревался дальше перенести действие в Россию. Название романа в первоначальных анонсах – «Похождения бравого солдата Швейка во время мировой и гражданской войны у нас и в России». Но и в незаконченном виде «Похождения Швейка» приобрели самую широкую известность. Образ Ш., отчасти продолжающий традицию героев плутовского романа, умных дураков из народных сказок, вошел в число самых популярных литературных типов. Понятие «швейковщины» сделалось нарицательным. Известны воплощения образа Ш. в других видах искусства — знаменитые иллюстрации Йозефа Лады, многочисленные фигурки и статуэтки, кукольный кинофильм Иржи Трнки, иные экранизации и театральные инсценировки. К образу Ш. порой обращались другие писатели, сохраняя типаж, но перенося его в иную среду и обстановку, в новые сюжеты (Б. Брехт и др.). Особую популярность образ Ш. приобрел в годы Великой отечественной войны у советских писателей и военных журналистов, сочинявших новые похождения Ш., в которых он водил за нос и дурачил гитлеровских фельдфебелей и офицеров. (М. Слободской и др.). Появились также фильмы на эту тему (С. Юткевич).

Лит.: Pytlik R. Kniha о Svejkovi. Praha, 1983; Пытлик Р. Швейк завоевывает мир. М., 1983; Никольский С.В. Образ Йозефа Швейка, его генезис и место в ряду мировых образов // Славянские литературы. XI Международный съезд славистов. Доклады российской делегации. М., 1993. С.117-128.