Javascript must be enabled in your browser to use this page.
Please enable Javascript under your Tools menu in your browser.
Once javascript is enabled Click here to go back to �нтеллектуальная Кобринщина

Сочинения по произведениям Ильф и Петров

 

Сатира на социалистическую действительность (по романам "Двенадцать стульев", "Золотой теленок" И. Ильфа и Е. Петрова)

Со времени опубликования романов Ильи Ильфа и Евгения Петрова прошло более полувека. Но произведения эти до сих пор не утратили своей силы и прелести.

“Двенадцать стульев” и “Золотой теленок” были построены на фактическом материале, который писатели собрали, работая в редакции газеты “Гудок”. Это рабкоровские письма и заметки, жалобы читателей, приходившие с редакционной почтой. За этими письмами стоят живые люди с настоящими именами и фамилиями, которым надо было выжить в новом социалистическом мире. Среди них были хорошие люди и прохвосты, чинодралы и бюрократы, перерожденцы и подпольные миллионеры.

Сюжет “Двенадцати стульев” таков: два жулика рыщут по стране, гоняясь за бриллиантами, зашитыми “старорежимной” дамой в обивку стула. Такой сюжет позволил авторам ввести в повествование множество лиц, пройтись сатирическим пером по участникам многообразных эпизодов. В книге изображена галерея жуликов всех мастей, спекулирующих кто “стибренным” у старушек жалким имуществом, кто служебным положением, а кто и совестью.

Таковы деятели “Меча и Орала” — бездельник Полесов, нэпман Кислярский, воришка Альхен, обкрадывающий беспомощных старушек в богодельне во имя прокормления обширного семейства сытых бездельников. Это и поэт-халтурщик Никифор Трубецкой-Ляпис с его неизменными стихами о Гавриле, который был хлебопеком, лесорубом, почтальоном, охотником — в зависимости от того, в какой отраслевой журнал предлагалась очередная “Гаврилиада”. В романе дается яркий образ “людоедки” Эллочки с ее лексиконом из 30 слов, с ее страстью следовать моде американских миллионерш, с людоедской хваткой выкачивания денег из окружающих.

На фоне всех этих жуликов и просто обывателей, преследующих свои мелкие цели, подличающих и “подтибривающих” чужое добро, по-настоящему привлекательным кажется образ Бендера. По-моему, сами авторы немного любуются своим героем и его авантюрами. Замечательно поется в песне Ю. Кима к фильму “Двенадцать стульев”: “Разбор грехов моих оставьте до поры. Вы оцените красоту игры!” Тем более что жертвами Остапа становятся люди, ни малейшей симпатии не вызывающие.

Бендер предприимчив, умел и находчив, обладает великолепным чувством юмора. Он хороший психолог, досконально изучивший слабости человеческие. Но его влиянию и “злодейскому обаянию” поддаются только люди с червоточиной. Именно поэтому, как мне кажется, и не получается роман Бендера и Зои в “Золотом теленке”. На страницах этого романа великий комбинатор Остап Бендер рассчитывает стать счастливым за счет вымогательства денег у другого проходимца Александра Ивановича Корейко, богачу, которому трудно было развернуться в условиях социализма.

Портрет Корейко нарисован подробно и обстоятельно. С одной стороны, он мелкий чиновник, простой и незаметный служащий, с другой — человек с хваткой крупного хищника, начавшего свою карьеру с прямого убийства. Корейко похищает несколько эшелонов с хлебом, направленных в голодающее Поволжье.

Авторы показали нам сущность стяжательства. Рядом с Корейко “трудятся” и приумножают его богатства начальник “Геркулеса” бюрократ Полыхаев, его подручные Скумбриевич, Берлага и множество других жуликов и подхалимов разных мастей и рангов. Картину дополняет “Воронья слободка” — коммунальная квартира, в которой живут причудливые персонажи, начиная от экс-камергера Митрича, который гордо заявляет, что “в гимназиях не обучался” (что было чистой правдой, потому что обучался он в Пажеском корпусе), и кончая выгнанным из третьего класса Васисуалием Лоханкиным. В этом персонаже осмеян мнимо интеллигентный сброд.

В романах Ильфа и Петрова есть все, чтобы увлечь любого читателя: напряженный сюжет, колоритные фигуры, комические недоразумения, великолепный юмор. А фразы и выражения, ставшие крылатыми: “Заграница нам поможет”, “Ключ от квартиры, где деньги лежат”, “Лед тронулся, господа присяжные заседатели”, — до сих пор у всех на устах.

Несмотря на то что многие типы, выведенные в романах Ильфа и Петрова, канули в прошлое, но есть и явления, которые не изжиты до сих пор. Изменилась вся жизнь страны, Бендеры поменяли маски. Но “Двенадцать стульев” и “Золотой теленок” до сих пор популярны и любимы.