Javascript must be enabled in your browser to use this page.
Please enable Javascript under your Tools menu in your browser.
Once javascript is enabled Click here to go back to �нтеллектуальная Кобринщина

Сочинения по произведениям Костер Ш.Д.

Легенда об Уленшпигеле

  1. Тиль Уленшпигель
  2. Бельгийская литература – «Легенда об Уленшпигеле»
  3. Герой романа-поэмы Шарля де Костера «Легенда об Уленшпигеле и Ламме Гудзаке»

 

Тиль Уленшпигель

Тиль Уленшпигель (фр. Tijl Ullenspiegel) — герой романа-поэмы Шарля де Костера «Легенда об Уленшпигеле и Ламме Гудзаке, об их доблестных, забавных и достославных деяниях во Фландрии и других краях» (1867). Этот роман был единодушно признан «фламандской Библией», «книгой родины», первой историей, «в которой бельгийцы почувствовали вкус и аромат своей земли и своего времени». Действие происходит в XVI веке, точная дата начала событий — 21 мая 1527 года, день рождения двух мальчиков: Филиппа, испанского инфанта, впоследствии — короля, поработителя Фландрии, и сына угольщика Т.У., будущего народного героя, весельчака и балагура, жизнь и дух которого будут поддерживать фламандцев в годы невыносимого испанского ига. Т.У. (Совиное зеркало), прозванный так в честь мудрости и воинственного духа этой птицы и в напоминание об обличающей силе отражения, которой не раз пользовался герой в своих забавах,— ничего особенного не совершал. Он лишь веселил людей, устраивал разные проказы, заставляя фламандцев смеяться над собой. Юмор Т.У— грубый, сермяжный, крестьянский. Он пришел в роман де Костера из народных легенд, шванков и шпрухов, из рыночных сценок с перебранками и потасовками. Весельчак Т.У. сопоставляется с молодым Филиппом, девственником и аскетом, истязающим животных и вожделеющим женщин. В отличие от него Т.У. живет естественной жизнью, ни в чем себе не отказывая, но всегда помогая ближним. Он притягивает к себе людей — безответного добряка Ламме, провидицу Нелле, брошенную кем-то собаку. Если для Филиппа Фландрия становится непроходимым болотом народного юмора и оптимизма, то для Т.У.— домом и семьей. Его часто сравнивали с героем Рабле Панургам, но в отличие от последнего Т.У. никого не убивал ради забавы, его шутки порой бывали грубыми, но никогда не переходили в бессмысленную жестокость. Народный герой может быть грубым, но не может быть негодяем. Другом и антиподом Т.У. стал добряк Ламме, наивный толстяк, который не может противостоять ни своей матери, ни младшей сестре, ни жене. Т.У.— это народный дух и мужское начало нации. Ламме Гудзак (буквально означает «мешок добра») — не только ее «утроба», «живот» нации, как принято считать, но и ее нежность, ее христианский дух, ее победительная беззащитность. Ламме смягчает Т.У, покоряет его искренними словами, чувством, человечностью. Вдвоем они олицетворяют то фламандское жизненное ядро, которое нельзя победить даже смертью. В 1957 году Жерар Филип снял свой единственный режиссерский фильм — «Тиль Уленшпигель, хохочущий бунтарь» — и сыграл в нем главную роль. Через 20 лет появилась русская киноверсия романа с Л.Ульфсаком и Е.П.Леоновым в главных ролях. Большой популярностью пользовалась инсценировка, осуществленная М.А.Захаровым (Ленком, 1974), с Н.П.Караченцевым в роли Т.У. Лит.: Роллан Р. Уленшпигель // Костер Ш. Легенда об Уленшпигеле. М., 1983. С.5-14.

 

 

Бельгийская литература – «Легенда об Уленшпигеле»

Бельгия – страна молодая, она образовалась в 1830 г., отделилась от Голландии. Первый значительный бельгийский писатель Шарль де Костер. Ему принадлежит известнейший роман «Легенда об Уленшпигеле» (1867). Это обработанные и сведённые воедино народные сказания о весёлом и справедливом Тиле Уленшпигеле, защитнике народа. Жил он в 16 веке, когда Фландрия (старинное название Бельгии) находилась под властью жестоких испанцев.

Отца Тиля – Клааса испанская инквизиция сожгла на костре (что-то не так сказал). Тиль посвятил свою жизнь борьбе за освобождение родины. Мать повесила ему на грудь мешочек с пеплом отца. Лейтмотив романа – фраза Тиля, ставшая крылатой: «пепел Клааса стучит в моё сердце» – я не успокоюсь, пока не отомщу. Книга страшная и смешная. Тиль остроумно насмехается над богачами, власть придержащими, обманывает их. Но исполнить свой долг ему не удаётся, восстание терпит поражение, Тиль погибает, но в самом конце воскресает. Он дух Фландрии, дух народа, который нельзя убить. Русский поэт 20 века Евгений Евтушенко написал замечательное стихотворение, в котором Уленшпигель оживает в середине 20 века и ищет нацистов, фашистов, избежавших наказания после окончания Второй мировой войны:

Монолог Тиля Уленшпигеля.

Я человек — вот мой дворянский титул.

Я, может быть, легенда, может, быль.

Меня когда-то называли Тилем,

И до сих пор — я тот же самый Тиль.

У церкви я всегда ходил в опальных

И доверяться богу не привык.

Средь верующих — то есть ненормальных

Я был нормальный, то есть еретик.

Я не хотел кому-то петь в угоду

И получать подачки от казны.

Я был нормальный — я любил свободу

И ненавидел плахи и костры.

И я шептал своей любимой — Неле

Под крики жаворонка на заре:

«Как может бог спокойным быть на небе

Пока убийцы ходят по земле?»

И я искал убийц… Я стал за бога.

Я с детства был смиренней голубиц,

Но у меня теперь была забота —

Казнить своими песнями убийц.

Мои дела частенько были плохи,

А вы торжествовали, подлецы,

Но с шутовского колпака эпохи

Слетали к черту, словно бубенцы.

Я был сожжен, повешен и расстрелян

На дыбу вздернут, сварен в кипятке,

Но оставался тем же менестрелем,

Шагающим по свету налегке.

Гудели печи смерти, не стихая.

Мой пепел ворошила кочерга.

Но, дымом восходя из труб Дахау

Живым я опускался на луга.

Смеясь над смертью — старой проституткой,

Я на траве плясал, как дождь грибной,

С волынкою, кизиловою дудкой,

С гармошкою трехрядной и губной.

Качаясь тяжко, черные от гари

По мне звонили все колокола,

Не зная, что, убитый в Бабьем Яре

Я выбрался сквозь мертвые тела.

Мне кое с кем хотелось расквитаться.

Не мог лежать я в пепле и золе.

Грешно в земле убитым оставаться,

Пока убийцы ходят по земле!

И я ищу, ищу не отдыхая,

Ищу я и при свете, и во мгле…

Трубите, трубы грозные Дахау,

Пока убийцы ходят по земле!

И вы из пепла мертвого восстаньте,

Укрытые расползшимся тряпьем,

Задушенные женщины и старцы,

Идем искать душителей, идем!

Восстаньте же, замученные дети,

Среди людей ищите нелюдей

И мантии судейские наденьте

От имени всех будущих детей!

От имени Земли и всех галактик,

От имени всех вдов и матерей

Я обвиняю! Кто я? Я голландец.

Душенные женщины и старцы,

Идем искать душителей, идем!

Восстаньте же, замученные дети,

Среди людей ищите нелюдей

И мантии судейские наденьте

От имени всех будущих детей!

От имени Земли и всех галактик,

От имени всех вдов и матерей

Я обвиняю! Кто я? Я голландец.

Я русский. Я француз. Поляк. Еврей.

Я человек — вот мой дворянский титул.

Я, может быть, легенда, может, быль.

Меня когда-то называли Тилем,

И до сих пор — я тот же самый Тиль.

И посреди двадцатого столетья

Я слышу — кто-то стонет и кричит.

Чем больше я живу на этом свете,

Тем больше пепла в сердце мне стучит!

 

 

Герой романа-поэмы Шарля де Костера «Легенда об Уленшпигеле и Ламме Гудзаке»

Этот роман был единодушно признан «фламандской Библией», «книгой родины», первой историей, «в которой бельгийцы почувствовали вкус и аромат своей земли и своего времени». Действие происходит в XVI веке, точная дата начала событий — 21 мая 1527 года, день рождения двух мальчиков: Филиппа, испанского инфанта, впоследствии — короля, поработителя Фландрии, и сына угольщика Т.У., будущего народного героя, весельчака и балагура, жизнь и дух которого будут поддерживать фламандцев в годы невыносимого испанского ига. Тиль Уленшпигель (Совиное зеркало), прозванный так в честь мудрости и воинственного духа этой птицы и в напоминание об обличающей силе отражения, которой не раз пользовался герой в своих забавах,— ничего особенного не совершал. Он лишь веселил людей, устраивал разные проказы, заставляя фламандцев смеяться над собой.

Юмор Тиля Уленшпигеля — грубый, сермяжный, крестьянский. Он пришел в роман де Костера из народных легенд, шванков и шпрухов, из рыночных сценок с перебранками и потасовками. Весельчак Тиль Уленшпигель сопоставляется с молодым Филиппом, девственником и аскетом, истязающим животных и вожделеющим женщин. В отличие от него Тиль Уленшпигель живет естественной жизнью, ни в чем себе не отказывая, но всегда помогая ближним. Он притягивает к себе людей — безответного добряка Ламме, провидицу Нелле, брошенную кем-то собаку. Если для Филиппа Фландрия становится непроходимым болотом народного юмора и оптимизма, то для Т.У.— домом и семьей. Его часто сравнивали с героем Рабле Панургам, но в отличие от последнего Т.У. никого не убивал ради забавы, его шутки порой бывали грубыми, но никогда не переходили в бессмысленную жестокость.

Народный герой может быть грубым, но не может быть негодяем. Другом и антиподом Т.У. стал добряк Ламме, наивный толстяк, который не может противостоять ни своей матери, ни младшей сестре, ни жене. Тиль Уленшпигель это народный дух и мужское начало нации. Ламме Гудзак (буквально означает «мешок добра») — не только ее «утроба», «живот» нации, как принято считать, но и ее нежность, ее христианский дух, ее победительная беззащитность. Ламме смягчает Т.У, покоряет его искренними словами, чувством, человечностью. Вдвоем они олицетворяют то фламандское жизненное ядро, которое нельзя победить даже смертью.

В 1957 году Жерар Филип снял свой единственный режиссерский фильм — «Тиль Уленшпигель, хохочущий бунтарь» — и сыграл в нем главную роль. Через 20 лет появилась русская киноверсия романа с Л.Ульфсаком и Е.П.Леоновым в главных ролях. Большой популярностью пользовалась инсценировка, осуществленная М.А.Захаровым.