Javascript must be enabled in your browser to use this page.
Please enable Javascript under your Tools menu in your browser.
Once javascript is enabled Click here to go back to �нтеллектуальная Кобринщина

1. Рецензия на повесть В. Токаревой "Я есть. Ты есть. Он есть"

2. Рецензия на рассказ В. Токаревой "Римские каникулы"



Рецензия на повесть В. Токаревой "Я есть. Ты есть. Он есть"

    Виктория Токарева отличается от всех современных российских писателей прежде всего тем, что ее повести и рассказы наполнены жизнью, как комната наполнена музыкой, когда включаешь магнитофон. Когда читаешь ее произведения, создается впечатление, что все это происходит в соседнем доме, что у людей просто нет занавесок на окнах и ты, сидя вечером у окна, досконально изучаешь их жизнь, наблюдаешь и вглядываешься в их судьбы. Повесть “Я есть. Ты есть. Он есть”, по которой был снят одноименный фильм, — одно из тех произведений, в котором так искусно сплетаются жизненность и необычность. Между строк читается название: “Я есть. Ты есть. Мы есть”. Больше ничего не надо. Мать счастлива, что есть сын, сын счастлив, что у него есть жена и что его жена есть. Люди, бескорыстно любящие друг друга, сплетаются в треугольник из-за ревности, назревает конфликт. Главной героиней является Анна, сорокапятилетняя женщина, и читатель видит мир ее глазами, хотя Токарева пишет от третьего лица. Анна преподает французский язык в обычной школе: je suit,tu est, il est. Я есть. Ты есть. Он есть. После смерти мужа в ее жизни никого не осталось, кроме одного сына Олега, который, несмотря на то что уже достаточно взрослый, живет с ней и не женат. Мать страшно волновалась, если сын задерживался после работы (а работал он хирургом), больное воображение рисовало страшные картины его гибели от СПИДа, от рук пьяных приятелей или под колесами шального водителя. И вот посередине одной из тех бессонных ночей Олег появляется в обнимку с белокурой красавицей. Ирочка, маленькая, хрупкая и хорошенькая, остается жить в их квартире, разрушая установившиеся традиции и не обращая никакого внимания на установленные правила. Чуть позже Олег заявляет Анне, что они с Ирочкой женаты и что он скрыл от нее свадьбу, потому что боялся материнского гнева.

    “Обычно Олег целовал мать в щеку, но сегодня между ними висело пятьдесят килограммов Ирочки”.

    Ревность ослепляет Анну, она грубит Ирочке, Олег тщетно пытается примирить любимых женщин, вставая на сторону жены, и, в конце концов, Ирочка собирает чемоданы и уходит. Вечером, после работы, Олег тоже забирает свои вещи и исче зает из жизни Анны. Жизнь становится бесцветной, пустой, холодной. Злость, депрессия, одиночество становятся неразлучными приятелями Анны. Но вскоре Олег возвращается убитый горем. Ирочка попала в аварию и стала инвалидом, представляла собой живой труп. Олег работал, и заботиться о девочке было некому. “Анна застыла в дверях и впервые за все время их знакомства испытала человеческое чувство, освобожденное от ревности. Это чувство называлось Сострадание. Сострадание съело ненависть, как солнце съедает снег”. Ирочка нуждалась в серьезном лечении: по капле лекарства каждые полчаса с шести тридцати до восемнадцати часов дня. Анна решила ее выходить. Капли съели ее жизнь. Все существование, складывавшееся в долгие месяцы, теперь крутилось вокруг капель, Ирочки и большой лохматой дворняги по имени Дик.

    Но вскоре Анна научилась рано вставать, разговаривать с молчаливой женщиной и веселой собакой, дышать полной грудью, любить Ирочку. Жена сына, такая противная и ненавистная, стала самым близким и родным существом. Ирочка постепенно выздоравливала, начинала вновь осознавать происходящее. А Олег, так страстно любящий жену и мать, но уставший от жизни рядом с живой, не двигающейся “куклой”, заводит на работе любовницу. Женщина легкого поведения “заглатывает его с ботинками”, сынок все реже и реже появляется дома. Заканчивается повесть трогательной прогулкой Ирочки с Диком под окнами Анны — ее первой прогулкой после мучительных месяцев болезни: “Собака была большая, Ирочка слабая. Она заметила что-то чрезвычайно ее заинтересовавшее, резко рванулась, отчего Ирочка вынуждена была пробежать несколько шагов.

    — Дик! — испуганно крикнула Анна, распахнула окно и сильно высунулась. Собака поджала морду, выискивая среди окон нужное. Анна погрозила ей пальцем. Ирочка тоже подняла лицо. Значит, услышала. Анна видела два обращенных к ней взгляда — человеческий и собачий. И вдруг поняла: вот ее семья. И больше у нее нет никого и ничего”.

    Эта повесть о женщине, бескорыстно пожертвовавшей месяцами своей жизни ради ненавистного ей человека, заставляет задуматься о великом чувстве самопожертвования, вдохнувшем жизнь в молоденькую, несчастную девушку. Повесть о том, что в нашем жестоком современном мире, где каждый сам за себя и человек человеку волк, еще есть место высоким чувствам, пусть и выросшим на низменной почве ревности и злости. Характерной особенностью повести является то, что в ней нет идеально положительного или отрицательного героя. А ведь именно по такой схеме в основном сейчас пишутся произведения. Обычно с самого начала бульварного детектива можно безошибочно показать пальцем на “хорошего парня” и “плохого парня”. Дальнейшее деление героев происходит примерно так: враги “хорошего парня” и друзья “плохого”, и наоборот. Герои “Я есть. Ты есть. Он есть” многогранны и неоднозначны. В начале Анна выглядит злодейкой, портящей жизнь молодым. Но к концу повести отрицательным становится скорее Олег, повесивший жену-калеку на шею матери, а сам развлекающийся с женщиной на десять лет его старше. Но Токарева дает возможность читателю посмотреть на происходящее и глазами Анны, и Олега, и Ирочки. Каждого из героев можно понять. Треугольник — мать—сын—жена сына — встречается очень часто и в повседневной жизни. Токарева дает понять, что, несмотря ни на что, жизнь продолжается, что главное: я есть, ты есть, он есть, — а остальное приложится. Отличительной особенностью повести является стиль ее написания. Токарева смело использует сравнения, красочно раскрашивая ими образы основных героев. Характерно еще и то, что повесть написана в основном короткими, нераспространенными предложениями. Написание так просто и доступно, что эту повесть можно читать абсолютно всем. Настроение книги создает и то, что отсутствуют кровавая сцена аварии и сексуальные сцены, которыми так изобилуют современные книжки в мягких переплетах. Повесть кончается оптимистично, но неясно, что будет с героями дальше. Чем закончится любовная связь Олега на стороне? Выздоровеет ли Ирочка окончательно? Вопросы повисают в воздухе, но искренне хочется верить, что все будет хорошо.

    Ведь над ними синее, чисто постиранное небо. И очень легко дышать.

 

 

Рецензия на рассказ В. Токаревой "Римские каникулы"

    Виктория Токарева родилась в Ленинграде. Окончила Ленинградское училище по классу фортепиано. Потом переехала в Москву, где училась в Государственном институте кинематографии на сценарном факультете. Автор многих книг: “О том, чего не было”, “Летающие камни”, “Коррида” и другие.

    “У Виктории Токаревой нет плохих рассказов. У нее есть только хорошие, очень хорошие и блестящие...” — так писал Юрий Нагибин о ее первой книге.

    Печаталась Токарева редко — раз в пять лет. Во время “застоя” много работала в кино.

    Наступил 1984 год. Пришел Горбачев, и грянула перестройка. Кто был никем, тот стал всем, и наоборот. Писатели теряют свой социальный статус. “Литературные генералы разводят на дачах огурцы, а их жены продают их на местном базарчике. Литературный рынок заполняют второстепенные детективы и пересказы мыльных опер. Казалось бы, никому не нужна Токарева. Но нет. Ее по-прежнему печатают, издают — теперь уже во всем мире. Теперь по три книги в год. Оказывается, юмор и доброта нужны всем и во все времена.

    Читать Токареву я начала давно, но чувствовать (а именно это очень важно), наверное, недавно, ведь тема ее произведений — жизнь.

    Большой интерес, на мой взгляд, представляет рассказ “Римские каникулы”, но отнюдь не потому, что это единственное достойное внимания и обсуждения творение Токаревой. Главная героиня этого рассказа — сама Виктория Токарева (что уже очень интересно), а римские каникулы — действительный эпизод ее жизни. Сюжет вполне простой, но в то же время он сказочный. Однажды в доме Виктории раздается междугородный телефонный звонок, и адвокат знаменитого Федерико Феллини приглашает ее от имени великого режиссера в Рим... Казалось бы, интересно, да, в общем, нет ничего осо бенного (что в жизни не случается!). Самое интересное не это. Виктория Токарева не была бы Викторией Токаревой, если б не показала характер Человека, каждого Человека, который есть в рассказе. Я думаю, метко, кратко, всего несколькими словами (краткость — сестра таланта) показать всю человеческую суть — главное призвание Токаревой. Она может охарактеризовать человека по мелким деталям внешности и манере разговора. Вот хотя бы один эпизод, подтверждающий это. Через месяц после звонка Виктория отправилась на дачу, где происходило знаменательное событие — строился забор. Строительством занимались два шабашника: Гоша и Леша. “У обоих на руке татуировка: девушка с волнистыми волосами. У Гоши — в полный рост, без купальника. А у Леши — только портрет, крупный план. Леша вообще более романтичен, все называет уменьшительно: “денежки”, “водочка”.

    А какое у Токаревой чувство юмора! Вспомним звонок. Так вот, Виктория подняла трубку. Мужской голос поздоровался по-французски. Это было кстати, потому что французский она учила в школе: “могла поздороваться, попрощаться, сказать “я тебя люблю” и сосчитать до пяти”. Виктории и адвокату приходилось преодолевать языковые препятствия, поэтому они почти подружились.

    Многие из нас могли бы подумать в такой ситуации: “Кошмар! Ведь это адвокат самого Феллини, а я не могу ни слова сказать”. Однако Токарева видит светлую сторону, добро. Она неисправимый оптимист. И это еще не раз появится в рассказе.

    Итак, главное случилось. Виктория в Риме, несмотря на то что билет ей удалось получить в самый последний момент в иностранной комиссии. Феллини пригласил Викторию, потому что собирался делать фильм о России. Один талантливый издатель посоветовал ему пригласить Токареву. Скажете, что это совпадение, случайность? Может быть. “Но случайности — это язык Бога.”, — говорит Токарева.

    Рассказ был написан как раз во времена начала перестройки. В “Римских каникулах” отразились приметы времени. Помимо отношения к Человеку в рассказе ярко отражена гражданская позиция писателя, ее отношение к Родине.

    Италия. Рим. Виктория наслаждается красотой и жизнью свободных людей, а в мыслях и душе — боль за свою страну, за соотечественников. Ведь у нас не так. Но ничего. Рано или поздно и у нас все будет хорошо. Так она и говорит Феллини при встрече. Вот он, оптимизм. Такую жизнь, которую многие воспринимают как испытание, Токарева воспринимает как благо.

    Получилось так, что ничего плохого о Виктории Токаревой я так и не сказала. Хотя есть, по-моему, одна трудность: о произведениях Токаревой очень трудно писать и говорить, ведь здесь главное — интуиция. “В творчестве важна интуиция”, — пишет сама Токарева. Важны ассоциации. В “Римских каникулах” есть “маленькие отступления” — это ассоциации Виктории Токаревой с какой-то конкретной ситуацией. Это помогает узнать о ней еще больше.

    Для Токаревой очень важны люди и отношения людей, а это порой очень трудно описать словами.