Javascript must be enabled in your browser to use this page.
Please enable Javascript under your Tools menu in your browser.
Once javascript is enabled Click here to go back to �нтеллектуальная Кобринщина

Темы сочинений

1. Приключения солдатика

2. Сатира Войновича

3. Сатира в современной литературе (по роману В. Войновича "Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина")

4. Сатира и современность (по произведению В. Войновича

 

 

Приключения солдатика

    Русская эмиграция пережила три волны: сразу после 1917 года, по окончании второй мировой войны и в 70-е "застойные" годы. Владимир Николаевич Войнович относится к третьему поколению эмигрантов, хотя он и не признает себя таковым, так как фактически произошло насильственное отторжение его от родины.

    Нельзя сказать, что литературное творчество Войновича было от начала до конца сатирическим. Впрочем, в повестях "Мы здесь живем", "В купе", "Два товарища" критики и читатели отметили "острый глаз и меткое, разящее слово". Полемические статьи, фельетоны, работа в отделе сатиры и юмора на Всесоюзном радио дали толчок к созданию большого сатирического романа о похождениях русского солдата Чонкина. О публикации этого произведения неоднократно объявлял журнал "Новый мир". Затем, помимо воли автора, оно попало в "самиздат", а потом опубликовано в эмигрантском журнале "Грани".

    "Похождения Чонкина" стали называть "злобным искажением облика русского солдата", а самого автора — предателем. Это и послужило основной причиной эмиграции Войновича. Вскоре за этим последовало официальное лишение его гражданства.

    В своем романе Войнович описывает людей, которые в условиях тоталитарного режима превращены в озлобленную, запуганную и жадную толпу. Для усиления этой идеи автор использует традиционные героические мотивы русского фольклора, русской и мировой классики. Так, недотепу Чонкина посылают в село Красное стеречь остатки разбитого самолета, чтобы "оказии вражеской не вышло". Но начинается война, и о дисциплинированном бойце забывают. Он совершенно никому не нужен, как не нужен охраняемый объект.

    Солдатик Чонкин, пряча обиду на власть, пытается объяснить себе происходящее, но нелепость его поведения в нелепой ситуации только разоблачает абсурдность государственного устройства. Мы становимся свидетелями терзаний молодого солдата, желающего "служить верой и правдой". К нему приходит понимание своей ненужности, невостребованности.

    Образ Чонкина неоднозначен. Чонкин, смирный и доверчивый, берет верх над врагами — капитаном Милягой и его подручными, которые казались неуязвимыми и непотопляемыми. И на бытовом фронте простаку Чонкину сопутствует удача: у него появляется кров и добрая подруга Нюра. В финале он получает невиданную награду "За свои негероические труды". Сам генерал вручает ему орден.

    Но подобного сказочного финала не могло быть "в государстве неправедных законов" и "абсурдной морали". Поэтому орден у Ивана отбирают, а самого тащат в кутузку. Критики отмечали двоякую трактовку приключений Чонкина, да и его самого. Они усматривали в нем "придурка с беспринципным сердцем". Видимо, основанием этому была жалостливость Чонкина. Он всех жалеет: и Нюру, и своих пленников, и кабана Борьку, и даже Гладышева, который пытался его застрелить. Такая неразборчивая

    жалость ко всем и ко всему в жестокие времена доносительства и предательства выглядели странно, нелепо, даже глупо.

    Беспомощность, жестокость, подозрительность были ведущими чертами героев времени. Чонкин не может "вписаться" в окружающую его жизнь, хотя "вождя чтит и армейский устав уважает". Более того, он "готов лечь костьми", охраняя доверенную ему груду металла. Чонкин, скорее всего, несмотря на его "некоторую придурковатость", схожую со сказочным Иванушкой-дурачком, является жертвой государственного режима.

    В мире романа жестоко извращены понятия достоинства, чести, долга, любви к Отечеству. Живо лишь одно истинное человеческое чувство — жалость, такая, как у русского солдата Ивана Чонкина. Войнович ясно говорит, что виновато государство, которое сделало его "худшим солдатом своего подразделения", "главарем мифической банды", взявшей в плен людей Миляги и разгромленной полком под командованием свирепого генерала Дрынова.

    В сцене предполагаемой расправы над сапожником выясняется, что Моисей Соломонович имеет фамилию Сталин. Сам вождь на страницах романа не присутствует, но его имя — волшебное слово, способное моментально нагонять страх даже на произносящих его. Чонкин по наущению стервеца Самушкина задает политруку роковой вопрос о том, верно ли, что у Сталина две жены. Плечевой распускает гнусную сплетню о Нюре. Гладышев строчит донос на соседа — сапожника Моисея Соломоновича. Сотрудники органов, предвкушая расправу над "врагом народа", с ужасом узнают, что фамилия жертвы — Сталин. Потрясенный Миляга от растерянности невпопад выкрикивает: "Да здравствует товарищ Гитлер!”

    Парадоксальность ситуации доведена автором до абсурда и потому сатирически обличительна. Ирония, порой саркастический смех автора не дают забыть, что его персонажи — это оболваненные, обездоленные бедолаги, живущие словно в бредовом сновидении, но мучающиеся и страдающие. Роман Войновича называют даже "гимном русскому народному характеру" в условиях гибельной, унижающей жизни. И действительно, в центре повествования "два цельных, чистых образа" — Ивана Чонкина и Нюрьг. Два живых, естественных человека, которые смогли сберечь в себе доброту, верность и любовь, способность к прощению, тягу к земле, страсть к труду в страшном сталинском обществе.

    У Ивана Чонкина имеются "литературные предки". Это. конечно, бравый солдат Швейк и неунывающий балагур Василий Теркин. Швейк — герой активный, он сам все время куда-то лезет, сам попадает в какие-то комические ситуации. Теркин тоже активный герой, но его активность связана с суровыми буднями армейской жизни. Чонкин же — фигура пассивная, приключения сами идут к нему и "сами к нему липнут". Чонкин — фигура более страдающая, и в этом главное отличие. Сам Войнович писал, что рассчитывает на сочувствие к судьбе Чонкина со стороны читателей, а, обращаясь к Брежневу в 1981 году, изгнанный из России писатель саркастически замечает: "Моего оптимизма недостаточно для веры в скорую ликвидацию бумажного дефицита. И моим читателям придется сдавать в макулатуру по 20 килограммов Ваших сочинений, чтобы получить талон на одну книгу о солдате Чонкине".

    Владимир Войнович оказался прав. Брежнева сегодня никто не читает и мало кто помнит, а вот роман "Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина" привлекают все больше читателей.

 

 

Сатира Войновича.

    Сатира Войновича заслуживает серьезного и непредвзятого подхода. Перед нами проза мастера, умеющего оригинально использовать и артистически сочетать элементы литературных традиций. Войнович пишет о людях, условиями тоталитарного режима превращенных в озлобленную, запуганную и жадную толпу. И следует заметить, у него эти люди подчас действуют в ситуациях, повторяющих самые героические и трогательные коллизии мировой классики, русской классики и фольклора. Особой популярностью у современного читателя пользуется книга “Жизнь и приключения солдата Ивана Чонкина”.

    Недотепа Чонкин, посланный в село Красное стеречь останки разбитого самолета, в суматохе начала войны забытый на этом никому не нужном посту, на свой лад переживает все приключения сказочного простака Иванушки. Смирный и доверчивый, Чонкин берет верх над врагами, казалось, неуязвимыми — капитаном Милягой и его подручными, он обретает кров и добрую подругу Нюру. Презираемый, получает в финале невиданную награду — орден из генеральских рук. Но тут и сказке конец: орден тотчас отбирают, а самого тащат в кутузку. Этот эпизод не что иное, как пародия на одну из сцен романа “Девяносто третий год” с его грозной патетикой и торжественными размышлениями о путях истории и трагизме человеческого удела. Ироническая проза Войновича ориентирована и на эти проблемы.

    Секрет замысла в том, что Чонкин. вопреки своей невзрачности и лукавым авторским замечаниям, герой отнюдь не народный. В густо населенном мире романа, где жестоко извращены понятия достоинства, чести, долга, любви к отечеству, еще живо одно истинное человеческое чувство — жалость. Она живет в груди Чонкина, худшего из солдат, главаря мифической банды, взявшей в плен людей Миляги и разгромленной полком под командованием свирепого генерала Дрынова.

    Объявленный государственным преступником, Чонкин далек от вольномыслия. Он и вождя чтит, и армейский устав уважает, да так, что готов лечь костьми, охраняя вверенный ему “металлолом”. Только беспощадности, популярной добродетели тех лет, Чонкину Бог не дал. Он всех жалеет: Нюру, своих пленников и кабана Борьку. Даже Гладышева, который пытался его застрелить, Чонкин пожалел, за что и попался. Наивному герою Войновича невдомек, что доброе сердце — тоже крамола. Он со своим даром сострадания воистину враг государства “и лично товарища” Миляги, Дрынова, Сталина.

    Кстати, Сталин в романе не присутствует. Это своего рода волшебное слово, из тех, что в мире страха и обмана значит больше, чем реальность. Если в начале времени “Слово было Бог”, то здесь, изолгавшееся и обездушенное, оно предстает как мелкий шкодливый бес, чья прихоть самовластно распоряжается судьбами персонажей.

    Наблюдательность писателя остра, но и горестна, ирония не дает повода забыть, что его персона — это оболваненные, обездоленные бедолаги, живущие словно в бредовом сновидении, но мучающиеся по-настоящему. Войнович неистощим в изображении комических ситуаций, но слишком сострадателен, чтобы смешить. И сегодня мы читаем Войновича иначе: не только смеемся над героями, но и глубоко сочувствуем им.

 

Сатира в современной литературе (по роману В. Войновича "Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина")

    Автор тоже именно так и

     думает: о будущей отличной

    жизни лет, скажем, через

     триста, а может даже и

    меньше…

    М. Зощенко

        Достойным продолжателем сатирического жанра в современной литературе является, я считаю, писатель Владимир Войнович. Его произведение “Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина” долгое время не публиковалось в нашей стране и лишь во времена демократических перемен стало доступно русскому читателю. Этот роман-анекдот высмеивает жизнь нашего общества при тоталитарном режиме Сталина. Писатель подвергает сатирическому анализу все важные сферы государства: народное хозяйство, армию, правительство и сам социалистический строй. Главный герой романа-анекдота — красноармеец последнего года службы Иван Чонкин. События происходят перед самой войной в военной части, расположенной в сельской местности. Сюжет прост: в расположении части приземляется аэроплан с неисправным мотором. К самолету приставляют часовым Чонкина, и он, забытый начальством, охраняет самолет всю войну, а под конец еще и вступает в бой за него, правда, со своими войсками.

    Автор высмеивает царящую в Красной Армии муштру, солдафонство, глупость и жестокость. В самом начале романа-анекдота происходит дикая сцена наказания Чонкина, неправильно отдавшего честь старшине роты Пескову. Старшина с садистским наслаждением на жаре приказывал бедному солдатику ложиться и вставать много раз. Наблюдавший за этой сценой капитан Завгородний, вместо того чтобы пресечь издевательство над солдатом, советует старшине погонять его мимо столба: “Пусть пройдет десять раз строевым шагом туда и обратно и поприветствует”.

    Про Чонкина, охраняющего самолет, начальство забыло. Иван женился на деревенской бабенке Нюрке, дом которой был по соседству с самолетом. На свои рапорты, в которых он просил выдать ему “сухой паек на неограниченное время”, ответа не получал. Начало войны Чонкин встречает, сидя в туалете и читая наклеенные на стенах обрывки газет, из которых он черпал политическую информацию.

    В романе показана трусость и глупость командного состава армии. Когда капитану Миляге притащили пленного “шпиона”, он сначала избил его, а потом, узнав, что фамилия “шпиона” Сталин, пришел в ужас и стал пресмыкаться перед пострадавшим: “Капитана знобило. Он уже видел себя приставленным к стенке”. И было от чего ему стушеваться: арестованный назвался отцом вождя Сталина. Атмосферу подобострастия и подхалимства Войнович передает через пафос самого проходимца. Осмелев, тот начинает пугать офицера: “Что, испугался, бандит?” Но капитан Миляга погибает от другой своей глупости: попав по пьяному делу в плен к своим же, он со страху начинает говорить по-немецки, и его принимают за немецкого шпиона. Бестолковщина продолжается и выливается в целое сражение за злосчастный аэроплан, который Чонкин с Нюркой защищают от своих же. Войска во главе с генералом удивляются, что один человек мог им столько времени противостоять. На самом деле им противостояла собственная глупость и неразбериха.

    Виновника суматохи в конце концов арестовывают и увозят. Описывая момент прощания Чонкина с Нюркой, автор показывает символически, что, пока в армии будет царить такая атмосфера, глупость и трагедии, с ней связанные, никогда не кончатся. “Я еще вернусь!” — гордо кричит придурковатый Чонкин своей подруге на прощание.

    Завершается роман-анекдот сценой, на мой взгляд, обличающей ура-патриотизм, присущий сталинской эпохе и вообще тоталитарному режиму. Селекционер-самородок Глады-шев находит на поле боя убитого шальной пулей за злосчастный аэроплан мерина. Под копытом лошади лежал смятый клочок бумаги с надписью: “Если погибну, прошу считать коммунистом”. Этой горькой улыбкой из недавнего трагического прошлого кончается роман-анекдот.

    Произведение Войновича было по-разному воспринято литературной критикой и представителями общества от армии и идеологии. Некоторые военные сетовали на то, что автор в слишком оскорбительной форме изложил события героической эпохи и т.д.

    Я считаю, никакого оскорбления нет. В резкой форме высмеяны недостатки общества, стоившие нашей стране миллионов невинных жизней.

    Проблемы, поставленные Войновичем, задевают самые болевые точки нашей военной и идеологической жизни, а также и нравственной. Они и сейчас продолжают оставаться бельмом в глазу некоторых чиновников и просто некультурных людей. Так и должно быть. Зло не уходит без боя.

 

 

Сатира и современность (по произведению В. Войновича

    Традиции, заложенные русской сатирой XIX века, были блестяще развиты такими замечательными писателями, как Зощенко, Булгаков, Ильф и Петров. Они продолжают развиваться и в современной литературе. Особенно хочу отметить роман-анекдот В. Войновича о солдате Чон-кине, вобравший в себя и злость булгаковской сатиры, и юмор зощен-ковских рассказов, напоминающий роман Я. Гашека о солдате Швейке. Произведение В. Войновича “Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина” долго не публиковалось в нашей стране.

    Сегодня сатира Войновича заслуживает подхода серьезного и непредвзятого. Перед нами проза мастера, умеющего оригинально использовать и артистически соединять элементы разных литературных традиций. Писатель в романе подвергает сатирическому анализу все важные сферы тоталитарного сталинского государства: народное хозяйство, армию, правительство и сам социалистический строй. Герои Войновича подчас действуют в ситуациях, повторяющих самые героические и трогательные коллизии мировой классики, русской классики и фольклора. Главный герой романа-анекдота — красноармеец последнего года службы Иван Чонкин. Недотепа Чонкин, посланный в село Красное стеречь разбитый самолет, в суматохе начала войны забытый на этом никому не нужном посту, на свой лад переживает все приключения сказочного простака Иванушки. Смирный и доверчивый, он охраняет самолет до конца войны и вступает в бой за него, правда, со своими войсками. Чонкин берет верх над врагами: капитаном Милягой и его помощниками, он обретает кров и добрую подругу Нюру. Иван получает в финале невиданную награду из генеральских рук. Но тут сказка заканчивается: орден тотчас отбирают, а самого героя тащат в кутузку.

    Автор высмеивает муштру, солдафонство, глупость и жестокость, царящие в Красной Армии. В романе показаны трусость и глупость командного состава армии. Когда Миляге притащили пленного “шпиона”, он сначала избил его, а потом, узнав, что фамилия “шпиона” Сталин, пришел в ужас и стал унижаться перед пострадавшим. Кстати, Сталин лично в романе не присутствует. Это своего рода волшебное слово, из тех, что в мире страха и обмана значат больше, чем реальность. Объявленный государственным преступником, Чонкин далек от вольномыслия. Он и вождя чтит, и армейский устав уважает. Только беспощадности, популярной добродетели тех лет, Чонкину не хватает. Он всех жалеет: Нюру, своих пленников, кабана Борьку. Даже Гладышева, который пытался его застрелить, Чонкин пожалел, за что и пострадал. Наивному герою Войновича непонятно, что доброе сердце — тоже крамола. Он со своим даром сострадания — воистину враг государства.

    Роман построен так, чтобы слово становилось причиной всех решающих поворотов действий. Жизнь и смерть героев произведения зависит от слова прозвучавшего или написанного. Завершается роман-анекдот горькой улыбкой из недавнего трагического прошлого. Селекционер-самородок Гладышев находит на поле боя убитого шальной пулей мерина. Под копытом лошади лежал смятый клочок бумаги с надписью: “Если погибну, прошу считать коммунистом”. Наблюдательность писателя остра, но и горька, ирония не дает забыть, что его герой — это оболваненный, обездоленный бедолага, живущий словно в бредовом сновидении, из разряда тех, кто мучается по-настоящему.

    Войнсвич неистощим в изображении комических ситуаций, но слишком сострадателен, чтобы смешить. Произведение Войновича “Жизнь и необычайные приключения солдата Ивана Чонкина” было воспринято литературной критикой и представителями общества от армии и идеологии по-разному. Проблемы, поставленные писателем в романе, задевают самые болевые точки нашей нравственной, военной и идеологической жизни, они и сейчас актуальны.