Javascript must be enabled in your browser to use this page.
Please enable Javascript under your Tools menu in your browser.
Once javascript is enabled Click here to go back to �нтеллектуальная Кобринщина

Чуев Феликс Иванович (1941-1999). Советский поэт, писатель, публицист. Родился в г. Свободный Амурской области в семье летчика. В 1964 г. окончил Московский энергетический институт. Печатается с 1956 г. Автор сборников стихов («Красные асы» и др.), многие из которых посвящены авиации. Член Союза писателей.

     Основная тема Чуева — судьбы послевоенного поколения. В его стихах «нередко отражается "почвенническое" понимание патриотизма и народности» В книге-дневнике Чуева «Сто сорок бесед с Молотовым» 1) (М., 1991) и «Молотов» (М., 1999) (Чуев в течение 17 лет встречался с ближайшим соратником Сталина) заметное место отведено высказываниям В.М. Молотова о Сталине. Приведем некоторые из них:

     «У Сталина был вкус к военному делу... К технике у Сталина было огромное чутье. Он никогда не занимался техникой специально, не изучал совершенно, по крайней мере. Я у него никогда ни одной технической книги не видел, но он разбирался в сообщениях, и то, что получал от конструкторов и заводов, внимательно читал, сопоставлял, тут же находил слабые места и выход из положения...

     Дипломатия у нас была неплохая, но в ней решающую роль играл Сталин, а не какой-нибудь дипломат...

     "Сталин считал, Сталин думал..." Будто бы кто-то знал точно, что Сталин думал о войне! Люди хотят, чтобы как можно благоприятнее условия были для трудных моментов...

     Мы знали, что война не за горами, что мы слабей Германии, что нам придется отступать. Весь вопрос был в том, докуда нам придется отступать — до Смоленска или до Москвы, это перед войной мы обсуждали... Мы делали все, чтобы оттянуть войну, и это нам удалось — на год и десять месяцев. Хотелось бы, конечно, больше...

     Сталин жалел, что согласился на Генералиссимуса. Он всегда жалел... Сталин только один, имейте в виду, а генералов-то много. Потом было ругался: „Как я согласился?" Вождь всей партии, всего народа и международного движения коммунистического и только Генералиссимус. Это же принижает, а не поднимает! Он был гораздо выше этого! Генералиссимус — специалист в военной области. А он—ив военной, и в партийной, и в международной. Два раза пытались ему присвоить. Первую попытку он отбил, а потом согласился и жалел об этом...

     Сталин — сложная очень фигура... У него большие способности, требующие понимания эпохи, обстановки... Главное в нем — политик. Такую роль он играл в политике страны, в истории. Теперь это затушевывается. Много всякой шантрапы...

     ...Сталин сказал, что он не подходит под статус Героя Советского Союза. Героя присваивают за лично проявленное мужество. „Я такого мужества не проявил", — сказал Сталин. И не взял Звезду. Его только рисовали на портретах с этой Звездой. Когда он умер. Золотую Звезду Герол Советского Союза выдал начальник Наградного отдела. Ее прикололи на подушку и несли на похоронах».

     В высказываниях Молотова раскрывается механика большого террора. Так, он говорит: «Я подписывал Берии то, что мне присылал Сталин за своей подписью. Я тоже ставил подпись — и где ЦК не мог разобраться, и где, несомненно, была и часть честных, хороших, преданных... Фактически тут, конечно, дело шло на доверии к органам... Иначе — всех сам не можешь проверить» (Чуев Ф. Сто сорок бесед с Молотовым. М., 1991. С. 440).

     По мнению Молотова, массовые репрессии — «профилактическая чистка» без определенных границ. Главное в ней — не упустить врагов, количество безвинных жертв — вопрос второстепенный. Молотов говорит: «Сталин, по-моему, вел очень правильную линию: пускай лишняя голова слетит, но не будет колебаний во время войны и после войны» (Там же. С. 416).

     Истинные мотивы сталинских репрессий Молотов прояснил (возможно, проговорился) в следующей фразе: «Конечно, требования исходили от Сталина, конечно, переборщили, но я считаю, что все это допустимо ради основного: только бы удержать власть» (Там же. С. 402; Чуев Ф. Молотов. М., 1999. С. 475).

     В 1998 г. в Москве вышла в свет книга Чуева «Солдаты империи», в которую включены новые материалы, характеризующих сталинскую эпоху.

     Собственное отношение к личности Сталина Чуев выразил двумя стихотворными строчками из своего цикла стихов о Сталине:

Верните Сталина на пьедестал, Нам, молодежи, нужен идеал.

 

     1) А. Адамович пишет: «Недавно издана книга, которая вполне могла бы носить название: „Сто сорок бесед с людоедом". Это беседы Ф. Чуева с В. Молотовым. Вот цитаты из книги: „Мы вместе подписывали. Списки давали нам... Сидят все члены Политбюро... В основном подписывал Сталин — по партийной линии, и я—по советской, такие документы, после которых многим, конечно, несладко приходилось".

     "Я сам лично размечал районы выселения кулаков... Выселили 400 тысяч кулаков. Моя комиссия работала..." "— Почему репрессии распространялись на жен, детей? — Что значит — почему? Они должны быть в какой-то мере изолированы. А так, конечно, они были бы распространителями жалоб всяких... И разложения в известной степени. Фактически да"», ("цит. по: Солсбери Г. 900 дней. М., 1993. С. 9).

     Использованы материалы кн.: Торчинов В.А., Леонтюк А.М. Вокруг Сталина. Историко-биографический справочник. Санкт-Петербург, 2000