Javascript must be enabled in your browser to use this page.
Please enable Javascript under your Tools menu in your browser.
Once javascript is enabled Click here to go back to �нтеллектуальная Кобринщина

Костомаров Николай Иванович (1817-1885), российский историк, писатель, член-корреспондент Петербургской АН (1876). Один из руководителей Кирилло-Мефодиевского общества. Сторонник украинской культурно-национальной автономии. Труды по социально-политической и экономической истории России и Украины. Исследования и публикации украинского фольклора, древних актов. Сборники стихов "Украинские баллады" (1839), "Ветка" (1840), исторические пьесы "Савва Чалый", (1838), "Переяславская ночь" (1841); повести на украинском и русском языках. Автобиография.

     КОСТОМАРОВ Николай Иванович(4.05.1817-7.04.1885), русский историк, этнограф, писатель. Окончил Харьковский университет. На первых этапах своего творчества находился под влиянием революционно-космополитических элементов (Герцен, Чернышевский и т. п.), но впоследствии порвал с ними.

     Костомаров рассматривал русское государство как соединение "двух начал" — вечевого и единодержавного. Главный упор в своих исторических трудах он делал на исследование быта, народной психологии и духа народа. Резко выступал против еврейского засилья в Малороссии. Основное сочинение — "Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей".

     Костомаров Николай Иванович (1817-1885). Родился в старинной дворянской семье. Учился в Харьковском университете. Несколько месяцев служил в драгунском полку. Учебу продолжил в Московском университете. В процессе обучения пришел к выводу, что история - это прежде всего история народа, а не государства. Первая диссертация ученого называлась "О причинах и характере унии в Западной России" (1842), однако защищена не была. Защищал он другую работу - "Об историческом значении русской народной поэзии". Был одним из первых исследователей украинских летописей и публицистических работ XVII в. Изучал проблемы взаимоотношений русского и украинского народов. С 1846 г. работал в Киевском университете. В том же году становится одним из учредителей Кирилло-Мефодиевского общества, за участие в котором был на год заключен в Петропавловскую крепость, затем сослан в Саратов и получил запрет на преподавательскую деятельность и издание работ. Эти запреты были сняты лишь после воцарения Александра II. Во второй половине 50-х гг. приступил к подготовке очерков о повседневной жизни русского народа, его быте и нравах в XVI-XVII вв., которая закончилась публикацией в 1860 г. "Очерка домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях". В 1859 г. он стал профессором Петербургского университета. Первый лекционный курс - "История Южной, Западной, Северной и Восточной Руси в удельный период" - имел большой успех. В то же время в нем проявились спорные положения, вызвавшие дискуссию. В частности, Костомаров доказывал, что Новгород Великий в удельный период является наследником "украинских демократических традиций", в то время как другие земли (и в частности Северо-Восток) - великорусских государственнических. С 1862 г. прекратил чтение лекций в университете и занялся научной деятельностью. В этот период была написана его самая известная работа "Русская история в жизнеописаниях ее важнейших деятелей". С 1875 г. сильно болел и не мог больше работать в архивах. В 1885 г. скончался.

     Данилов А.А. Справочные материалы по истории России IX - XIX веков.

     * * *

     КОСТОМАРОВ Николай Иванович (1817, слобода Юрасовка Воронежской губ. - 1885, Петербург) - историк. Внебрачный сын помещика и крепостной крестьянки. Образование Костомаров получал дома и в частном пансионе в Москве, а после убийства отца крепостными был переведен в пансион в Воронеже. В 1833 после окончания гимназии Костомаров поступил в Харьковский ун-т, где изучал латинский, французский, итальянский языки, серьезно занимался философией и историей, и в 1837 окончил курс со степенью кандидата. После недолгой военной службы в Кинбурнском драгунском полку в Острогожске, в 1837 приехал в Харьков, где занялся историей, поэзией и собиранием фольклора. Магистерская диссертация Костомарова "О причинах и характере Унии в Западной России" вызвала протест церковных властей и министра просвещения С.С. Уварова, усмотревшего в ней негативное изображение духовенства и сочувственное отношение к восстаниям крестьян и казаков. Все отпечатанные экземпляры были уничтожены. В 1844 за диссертацию "Об историческом значении русской народной поэзии" Костомаров получил степень магистра и преподавал рус. историю в частных пансионах Харькова, Киева, в Ровенской гимназии. Костомаров стал одним из инициаторов организации Кирилло-Мефодиевского общества, целью к-рого было создание вольной федерации славянских народов и освобождение крестьян от крепостничества. В 1847 Костомаров вместе с другими участниками общества был арестован и после годичного заключения в Петропавловской крепости выслан в Саратов, где служил в статистическом управлении. В 1851 Костомаров познакомился с Н. Г. Чернышевским, плодотворно занимался историей. В 1856, после освобождения от полицейского надзора, получил возможность опубликовать ряд своих работ. В 1859 Костомаров был приглашен в Петербург. ун-т, на кафедру рус. истории; пользовался громадным уважением за мастерство лектора и свободомыслие. Костомаров полагал, что в рус. истории борьба двух начал - удельно-вечевого и самодержавного - закончилась победой единодержавия в XVII в. Работы Костомаров, по мнению Н.А. Добролюбова, объективно служили подрыву официальной идеологии. Труд Костомаров "Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей" пользовался огромной популярностью, несмотря на то, что он "иногда приносил в жертву картинности историческую точность". Историк-художник, Костомаров сумел не только воскресить на своих страницах ушедшую жизнь, но и раскрыть исторический процесс, как становление "народной психологии", "народного духа". Большую работу вел Костомаров как член Археографической комиссии, редактировавший этнографически-статистические труды. С 1865 вместе с М.М. Стасюлевичем Костомаров издавал журн. "Вестник Европы". Был известен Костомаров и как писатель-беллетрист. В.О. Ключевский писал: "Все, что было драматичного в нашей истории, особенно в истории нашей юго-западной окраины, все это рассказано Костомаровым, и рассказано с непосредственным мастерством рассказчика, испытывающего глубокое удовольствие от собственного рассказа".

     Использованы материалы кн.: Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997 г.

     Предки наши, как знатные, так и простые, согласовывали свой домашний образ жизни с богослужебным порядком и в этом отношении делали его похожим на монашеский.

     Вставая рано от сна, русский тотчас искал глазами образа, чтоб перекреститься и взглянуть на него; сделать крестное знамение считалось приличнее, смотря на образ; в дороге, когда русский ночевал в поле, он, вставая от сна, крестился, обращаясь на восток. Тотчас, если нужно было, после оставления постели надевалось белье и начиналось умыванье... После омовений и умываний одевались и приступали к молению.

     Если день был праздничный, тогда шли к заутрени, и благочестие требовало, чтоб встать еще ранее и прийти в церковь со звоном еще до начала служения заутрени. Если же день был простой или почему-нибудь нельзя было выходить, хозяин совершал должное богослужение по книге, когда умел грамоте.

     В комнате, назначенной для моления, - крестовой, - или когда ее не было в доме, то в той, где стояло побольше образов, собиралась вся семья и прислуга: зажигались лампады и свечи; курили ладаном. Хозяин как домовладыка читал пред всеми вслух утренние молитвы; иногда читались та-

     ким образом заутреня и часы, смотря по степени досуга, уменья и благочестия; умевшие петь пели. У знатных особ, у которых были свои домашние церкви и домовые священнослужители, семья сходилась в церковь, где молитвы, заутреню и часы служил священник, а пел дьячок, смотревший за церковью или часовнею, и после утреннего богослужения священник кропил святою водою.

     Окончив молитвословие, погашали свечи, задергивали пелены на образах, и все расходились к домашним занятиям. Там, где муж жену допускал до управления домом, хозяйка держала с хозяином совет, что делать в предстоящий день, заказывала кушанье и задавала на целый день уроки в работах служанкам. В таких домах на хозяйке лежало много обязанностей. Она должна была трудиться и показывать собою пример служанкам, раньше всех вставать и других будить, позже всех ложиться: если служанка будит госпожу, это считалось не в похвалу госпоже. При такой деятельной жене муж ни о чем не заботился по домашнему хозяйству; жена должна была знать всякое дело лучше тех, которые работали по ее приказанию...

     В утреннее время считалось нужным обойти службы. Хозяин навещал конюшню, ходил по стойлам, смотрел: наложена ли под ногами лошадей солома, заложен ли им корм, приказывал пред своими глазами давать лучшим лошадям овса, а страдным (т.е. рабочим) - овсяной муки или невейницы, потом заходил в хлевы: коровий, свиной, птичий, приказывал скотникам пригонять перед собой несколько отборных штук скота, кормил их из своих рук и посыпал зерно курам и гусям, потому что когда сам хозяин из своих рук кормит их, то от того плодородие умножается...

     После всех домашних распоряжений хозяин приступал к своим обычным занятиям; купец отправлялся в лавку, ремесленник брался за свое ремесло, приказные люди наполняли приказы и приказные избы, а бояре в Москве стекались к Царю и занимались делами. Приступая к началу дневного занятия, будь то приказное писательство или черная работа, русский считал приличным вымыть руки, сделать пред образом три крестных знамения с земными поклонами, а если предстоит возможность, то принять благословение священника.

     В десять часов служились обедни. По духу времени в те времена Цари, в сопровождении бояр и думных людей, всякий день ходили в церковь, да и частные люди...: всякий же церковный праздник толпа народа наполняла храмы, но текущие дела, однако, не прерывались от этого.

     В полдень наступало время обеда. После обычного обеда ложились отдыхать. Это был повсеместный и освященный народным уважением обычай. Спали, пообедавши, и цари, спали бояре, спали купцы, затворив свои лавки; уличная чернь отдыхала на улицах. Не спать или, по крайней мере, не отдыхать после обеда считалось в некотором смысле ересью, как всякое отступление от предковских обычаев. Известно, что в числе подозрений, обличавших в Самозванце нецарское происхождение и уклонение к латинской вере, было и то, что он не спал после обеда...

     Вставши от послеобеденного сна, русские опять принимались за обычные занятия. Цари ходили к вечерне, а часов с шести вечера... предавались уже забавам и беседам. Впрочем, смотря по важности дела, иногда бояре собирались во дворец и вечером...

     Вечер в домашнем быту был временем развлечений; зимою собирались друг к другу родные и приятели в домах, а летом в палатках, которые нарочно раскидывались пред домами. Русские всегда ужинали, а после ужина благочестивый хозяин отправлял вечернее моление. Снова затепливались лампады, зажигались свечи перед образами; домочадцы и прислуга собирались на моленье. После такого молитвословия считалось уже непозволительным есть и пить; все скоро ложились спать.

     Из "Очерка домашней жизни и нравов великорусского народа в XVI и XVII столетиях"

     Костомаров Н.И. Русская история в жизнеописаниях ее главнейших деятелей

     Костомаров Н. И. Предания первоначальной русской летописи в соображениях с русскими народными преданиями в песнях, сказках и обычаях. // Костомаров Н.И.  Раскол: Исторические монографии и исследования. М. 1994.

     3амлинский В. А. Жизнь и творчество Н. И. Костомарова // Вопросы истории. 1991. N 1.