Javascript must be enabled in your browser to use this page.
Please enable Javascript under your Tools menu in your browser.
Once javascript is enabled Click here to go back to �нтеллектуальная Кобринщина

Алексей Михайлович Мартынов

У каждого города есть свои заветные имена, которые никогда не забываются. Они, как звезды на небосклоне, сияют долго и щедро, освещают исторический путь людям, являя собой образец служения Отечеству и ближнему. Для кобринчан такой такой путеводной звездой стал Алексей Михайлович Мартынов.

Его жизнь подтверждает афоризм Гете: «Таланты образуются в покое, а характеры – среди житейских бурь». И первого, и второго на жизненном пути Алексея Михайловича Мартынова длиной в девяносто пять лет было вполне достаточно. Он пережил две мировые войны, лично видел в глаза последнего российского императора Николая II, был свидетелем возникновения, расцвета и упадка огромного государства – СССР. Его жизнь не была богата выдающимися событиями глобального масштаба, однако в каждом зигзаге судьбы присутствовала лишь одна страсть – творить, которая сделала его самым известным и уважаемым человеком на Кобринщине.

Алексей Михайлович Мартынов родился 7 августа (20 августа по новому стилю) 1904 года в городе Кобрине в семье народного учителя Михаила Яковлевича Мартынова и Параскевы Антоновны, урожденной Писаревич. С самого раннего детства одаренность мальчика имела естественный и благодатный выход. С 1911 года ребенка отдали учиться в Кобринское приходское училище, но в связи с военными действиями 1915 года учеба была прервана, и семья эвакуировалась в город Рогачев Могилевской губернии. Там Мартынов продолжил учение в реальном училище. В 1919 году его отец был назначен заведующим школой в деревне Прибор Городецкого сельсовета. В этой деревне зимой 1920 – 21 гг. Алексей Михайлович стал преподавателем школы ликбеза, а с марта 1921 года работал учителем в деревне Николаевка. В мае 1922 года скоропостижно от инсульта на 65-ом году жизни умер отец, прослужив учителем 49 лет. Параскева Антоновна решила возвратиться в Кобрин, где у родителей был деревянный домик с приусадебным участком. Здесь А.М. Мартынов работал чернорабочим преимущественно на сезонных работах и на лесозаводе, затем занимался садоводством на приусадебном участке. Забота о матери и о младших детях, постоянная стесненность в средствах не позволила молодому человеку пойти учиться дальше. Но стремление стать грамотным было столь сильно, что он занялся самообразованием и весьма преуспел на этом поприще. Его интерес и увлечения были исключительно широкими, охватывали разные области знаний и искусства. Алексей Михайлович самостоятельно изучил и хорошо владел английским, французским, немецким, польским и украинским языками, освоил эсперанто. Помимо языкознания увлекался чтением произведений классиков мировой литературы. Самостоятельные пробы пера увенчались появлением ряда любопытных рассказов и повести «Властелин мира», ставшей попыткой автора изложить свое философское мировоззрение. О серьезности увлечения литературным трудом свидетельствует переписка с русскими писателями и издателями, жившими в эмиграции в странах Западной Европы. Сохранились письма Михаила Арцибашева, Марка Алданова и Михаила Осоргина. Было послание и от Ивана Бунина, в котором великий писатель, увидев в Мартынове зерна таланта, рекомендовал ему не бросать занятия литературой, но одновременно советовал иметь более стабильный источник доходов. Любовь к этому виду искусства красной нитью прошла через весь творческий путь Алексея Михайловича Мартынова. В его доме сохранилась богатейшая библиотека уникальных книг, стены украшают портреты любимых писателей и поэтов. Литературное и публицистическое наследие Алексея Михайловича и сегодня впечатляет читателей, а своеобразный стиль изложения материала не оставляет сомнений в авторстве.

Талант всегда многогранен, не последнее место в широком спектре увлечений занимало рисование. В семейном архиве встречаются оригинальные карандашные портретные и исторические зарисовки, поражающие точностью изображения и подмеченного характера. Эти миниатюры убеждают нас в обоснованности желания Михаила Яковлевича Мартынова послать сына учиться в Петербургское художественное училище. Но войны и революция встали на пути к мечте.

Музыкальный вкус сформировался под влиянием народных песен, Алексей Михайлович любил их слушать и исполнять. В советское время увлекся творчеством Владимира Высоцкого, вероятно, увидев в его бунтарском духе созвучие с собственной судьбой.

Мартынов прекрасно знал мировую историю и историю Кобринщины. Недаром его статьи стали первоисточником по изучению и осмыслению родного края. У него был какой-то необыкновенный интерес ко всему окружающему. Не существовало такого вопроса, который застал бы его врасплох. Он мог общаться с людьми любого интеллектуального уровня, поражал собеседников своей эрудицией, хотя диплома о высшем образовании не имел.

После воссоединения Западной Белоруссии с БССР в 1939 году Алексея Михайловича привлекли на работу во Временное управление Кобринского уезда налаживать службу связи, затем он стал организовывать городскую библиотеку, заведующим которой проработал до самого начала войны.

Во время оккупации Мартынову удалось избежать принудительной мобилизации на работу в Германию. С мая 1942 года работал кладовщиком и жестянщиком в строительной фирме. Затем при содействии бывшего подпольщика при белополяках Алексея Куреши стал связным партизанского отряда имени Чапаева, снабжая партизан нужными им материалами со склада. Впоследствии выполнял разведывательные задания в тылу врага, получаемые от оперуполномоченного партизанской бригады имени Чапаева С.И. Шмырева. Он рисковал жизнью, когда, благодаря своей грамотности и наблюдательности, по заданию штаба Красной Армии нанес на карту родного города расположение вражеских дотов, дзотов, противотанковых рвов и воинских соединений противника.

Сразу после изгнания гитлеровских оккупантов по заданию райкома КПБ Мартынов восстановил работу городской библиотеки, а в ноябре 1944 года был призван в ряды Советской Армии. Служил в ряде артчастей писарем. После демобилизации около года работал техником-инвентаризатором. А с 4 августа 1946 года был назначен директором Кобринского военно-исторического музея имени А.В. Суворова. По тем временам это было необычное назначение. Известно, что партия, особенно на посты в области идеологии, ставила коммунистов, в редких случаях – перспективных комсомольцев. Но Мартынов не был и не стал ни тем, ни другим, а жизнь доказала, что власть не ошиблась в «беспартийном большевике».

Алексею Михайловичу домик Суворова достался в довольно плачевном состоянии. Фашистские оккупанты использовали его под конюшню, закрыв начальную украинскую школу. В июле 1944 года перед воинами, освобождавшими город, предстал лишь остов здания с перекошенными стенами и ветхой гонтовой крышей. Местные жители чуть не разобрали строение на топливо, но благодаря стараниям и энтузиазму Мартынова домик не только уцелел, но и стал визитной карточкой Кобрина, получил известность за пределами республики. Тридцать два года Алексей Михайлович находился на «капитанском мостике» музея, отдавая себя любимому делу, исследовал историческое прошлое родного города, написал более семидесяти статей, публиковался в республиканских и местных органах печати. Побывал в ряде стран, более чем в ста пятидесяти городах мира, использовал добытые сведения и экспонаты для пополнения музея. Когда в городе Измаиле были найдены ядра для пушек далеких Суворовских времен, директор музея привез их в чемоданах. Бесценное оружие восемнадцатого века он доставил из Ленинграда, вез его в вещмешке в общем вагоне поезда, положив под голову вместо подушки.

С 1965 по 1972 гг. Мартынов на общественных началах возглавлял Кобринское отделение добровольного общества охраны памятников истории и культуры. Он не только работал по сохранению существующих памятников, но также инициировал работу по увековечению мест, связанных с историческими событиями на территории Кобринщины. В 1974 году к тридцатилетию освобождения Беларуси, по инициативе Алексея Михайловича и при его непосредственном участии  было установлено двадцать четыре обелиска с мемориальными досками, посвященными событиям Великой Отечественной войны.

По его инициативе в 1948 году в Кобрине был основан парк культуры и отдыха имени А.В. Суворова, первый директор которого Василий Иванович  Харитонюк был близким другом своего коллеги. Благодаря активной деятельности А.М. Мартынова в 1950 году в Кобрине были установлены два бюста Суворова, а в 1964 году – памятник А.В. Суворову работы Чеботырева. Алексей Михайлович проделал большую работу по установлению даты первого письменного упоминания о городе Кобрине, и в каждое дело он вкладывал душу и сердце.

Мартынов, невзирая на загруженность, постоянную занятость, успевал знакомиться с достопримечательностями мирового уровня, он побывал в Эрмитаже, Третьяковке, и даже посетил Лувр. Восхищался произведениями искусства, историческими памятниками, которые ему посчастливилось созерцать, но экспонаты Кобринского музея для него были дороже. Он до мельчайших подробностей знал историю каждой улочки, каждого старинного дома, сам того не подозревая, постепенно становился хранителем истории города, где родился, вырос и состоялся как личность.

Уже будучи на пенсии, Алексей Михайлович, несмотря на возраст, не сбавил темпы деятельности на избранном пути. По спорным вопросам истории к нему обращались, как в своеобразное справочное бюро.

Высокий интеллект, дипломатичность, умение объективно оценить возможности каждого человека, тактичность в общении, тонкий юмор, а порой и легкая ирония, привлекали к нему людей. Он никогда никого не обижал и не унижал. Присущая скромность не позволяла Мартынову просить для себя и за себя. Но, если надо было попросить, или решить вопрос на благо общего дела, равных ему не было.

Алексей Михайлович спокойно относился к материальным благам. Он испытывал потребность только в воздухе и книгах, на которые уходила половина зарплаты. Когда с наступлением товарного голода и вместе с ним духовного обнищания люди разбирали из магазинов нужное и ненужное, то Мартынов усердно копался в книжном магазине, пополняя свою библиотеку.

Он не придавал большого значения внешнему виду человека, для него более важную роль играла душа, а не оболочка. Алексей Михайлович имел много единомышленников, среди которых нельзя не назвать его тезку Алексея Михайловича Сущука. Друзья взаимно дополняли друг друга, несмотря на разный темперамент и полярность взглядов.

Мартынов, следуя суворовской традиции, укреплял дух, утомляя тело. Мало кто знал, что, заболев туберкулезом легких в тридцатилетнем возрасте, он излечился самостоятельно голоданием. Обязательным элементом его жизни стали йога и плавание. Единственным средством передвижения по улицам города, причем до последних дней жизни, служил велосипед.

Алексей Михайлович Мартынов умер 15 ноября 1999 года. За активную краеведческую работу награжден медалью имени Н.К. Крупской, множеством грамот, именными подарками, был почетным гражданином Кобрина. Но лучшая награда – добрая память о нем в сердцах кобринчан. Процветают в городе учреждения связи, библиотека и его главное детище – музей имени А.В. Суворова.

К столетию со дня рождения А.М. Мартынова наш музей выступил с инициативой назвать одну из новых улиц Кобрина его именем, а на доме номер 39 по улице Красноармейской, где жил Мартынов, установить мемориальную доску.

Катит свои волны река времени. Не торопится – впереди вечность. И проходят вдоль ее берегов людские судьбы. Чья-то жизнь течет тихо и незаметно, а след иных настолько значим, что их судьба, светлый образ навеки вплетается в историю.

Елена Рысь, зав. научно-экспозиционным отделом

Кобринского военно-исторического музея имени А.В. Суворова.

Алексею Михайловичу Мартынову

посвящается

 

Он – нам пример, как слышать мира пульс,

Ветра времён сносить и с честью жить,

Как уловить веленье Божьих муз

И в каждодневный подвиг воплотить.

 

Когда Господь задумал сей проект –

В ударе был, а злые силы спали,

Струился Мудрости священный свет

И Ангелы, резвясь, торжествовали.

 

Господь пролил лишь Свет, Любовь и Мудрость

Как шанс и только – дальше сам твори…

А после непростая пела юность

Сквозь грозы войн, топивших мир в крови…

 

И становленье раннее – в заботах,

В труде для ближних на пределе сил…

А в редкие свободные минуты

Свет знаний так к себе его манил!

 

Душа его трудилась для людей,

Светясь Надеждой, Верою, Любовью,

Сияя Мудростью и Чистотой

Так нежно вторя замыслу Господню.

 

Светло и чисто состоялся Человек,

Неся добро и радость миру, людям.

Служил он музам сердца весь свой век,

Идя вперёд и не сдаваясь бурям.

 

Велик в своей духовной высоте,

В стремленьи знать и людям свет нести,

Он приходил к Добру и Чистоте,

Куда бы ни вели его пути.

 

От Бога – Мудрость во плоти –

Всё трепетное к миру отношенье

Трудом тончайшим сердца воплотил

В дела свои, во все свои творенья.

 

Мощь интеллекта, сердца чистота –

В них красота величия его.

Хранителем истории он стал,

Лелея память края своего.

 

А на страницах «Властелина мира»,

Что был написан им в 28-ом,

Нам предстаёт точнейшая картина –

Как в двадцать первом веке мы живём:

 

Во что мы верим и о чём поём,

Чем Мира власть и чернь сегодня дышат…

Пророки есть в Отечестве своём

Их только надо вовремя услышать!

 

С прикосновеньем к творчеству его

Сердца стучатся трепетом волненья:

Он жизнью всею утверждал Добро,

И этот путь достоин восхищенья!

 

Он – нам пример, как слышать мира пульс,

Ветра времён сносить и с честью жить,

Как уловить веленье Божьих муз

И в каждодневный подвиг воплотить.

Август 2004 года

Э. Сушко

.